Поэт Алексей Котельников

(Подборка Олега Прокопьева)

"Не носят ангелы пальто"

 

 

 

 

 

Художник - А.В. Левашова

 

"Экзекуция кончилась с должной тишиною и порядком...при первом разе трое, а именно: Рылеев, Каховский и Муравьев - сорвались, но вскоре опять были повешены и получили заслуженную смерть. О чем Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше доношу" (Из донесения Петербургского генерал-губернатора Голицина 13.07.1826)

позолоченный шпиль
пополам разорвал пустоту,
и чугунная сеть
засветилась от лунной огранки.
тишь. безветрие. штиль…
но сильнее прижался к кресту
не способный взлететь
«однокрылый» испуганный Ангел.

ни парить, ни помочь,
только взглядом ловить облака,
понимать, что заря
не для каждого станет зарею,
что июльская ночь
никогда не была так близка
к седине декабря,
не прикрывшей безумье собою.

золоченым крылом
грустный Ангел царапает высь.
разровняют погост,
и промчатся над островом вёсны…
это будет потом,
а сегодня на небе зажглись
пять немеркнущих звезд,
никогда не стремившихся к звездам.
....
(написано при участии Ирины Троицкой)
18.01.2008

 

День за днём

разбудило пламя тени,
и никто не виноват,
что помчалось наше время,
невзирая на фальстарт.
и осталось нам с тобою
потянуться,
скинуть плед…
с той поры идем с толпою,
глядя времени вослед.

справа - древки,
слева – стяги,
под ногами - колея,
и везде шумят бродяги -
миллионы «ты» и «я».
между выдохом и вдохом
топчем розы и бурьян.
шаг – эпоха. шаг – эпоха.
не понять, где инь, где ян.

то бегом,
то вскачь,
то сидя,
год за годом, день за днем
ищем, любим, ненавидим
и, прощая, узнаем,
что уже готовы к тризне,
что повсюду миражи,
что не смерть изнанка жизни,
а изнанка смерти – жизнь.
09.10.2009

 

В доме времени

Когда СВЕЧА ГОРЕЛА НА СТОЛЕ...
Нет, раньше. Цвел еще ВИШНЕВЫЙ САД...
незыблемою верой на Земле
была людская вера в чудеса.
Ведь образы, поправшие века,
собой являли и туманный крест,
и светлый лик Мадонны в облаках,
и ангелов, спустившихся с небес.

Но...
разве важно, кто кому помог
разрушить сотни собственных пальмир.
Всеобщее безумье – не порок,
когда оно охватывает мир.

С пометкой "Срочно"!
Поезд?
Лайнер?
Мост?
Уже вошло в привычку. Да, беда.
Жаль, снова не расслышали прогноз –
Нас ждут дождли… вождливые года?

И не звучат вопросы дураков:
«А, может, есть у времени двойник?»
и «Почему из пазлов облаков
рука извне не складывает лик?»
Хотя сейчас чудес полным-полно:
Имеешь десять жизней. Благодать!
В кармане – во вселенную окно.
«Спустился ангел?
Слушай, дай скачать».

Когда СВЕЧА ГОРЕЛА НА СТОЛЕ...
Нет, раньше. Цвел еще ВИШНЕВЫЙ САД...
А надо ли?
По истеченье лет
сменился в доме времени
фасад.

И, год за годом двигаясь впотьмах,
уже не верят в истинность чудес
ни смертные, сошедшие с ума,
ни ангелы, сошедшие с небес.
2017-09-17

 

К Воскресенью

Ты помнишь, в тот день отступила стихия:
ни снега, ни ливня, ни ветра-гулёны.
И мимо развалин бетонной «России»
мы шли по России уже возрожденной.

Безумной шрапнелью летели минуты
под ноги, в колонны старинного дома.
Нам в спины глядели проулочки-спруты,
и были тогда мы почти незнакомы.

Ты помнишь, исчезли тревоги, сомненья,
усталость, тоска и… московские «пробки».
Мы шли не спеша к своему Воскресенью
и были тогда чуть застенчивы, робки.

Так сколько же времени минуло, Боже,
с тех пор, как вдохнули мы запах елея?
Мы были тогда на неделю моложе.
Мы стали сегодня на ВЕРУ взрослее.
29.02.2016

 

***

здесь тихо дремлют облака на дне колодца,
и цапля моется в прохладном хрустале…
здесь век за веком слезы раненого солнца
грибным дождем летят к измученной земле.

к полям опять спешат ветра с опушки леса,
и в сотый раз им шепчет сгорбленная рожь:
«скажите людям: вас не ждут в раю небесном,
ведь рай земной давно «ушел» за медный грош».

но здесь, как прежде, над рекой звенят стрекозы,
парят кресты, в бурьяне прячется зола…

а по крестам стекают солнечные слезы
и застывают, превращаясь в купола.
13.08.2010

 

Эа сопками...

Там, в глубинке, где давно плутают лешие,
старый дом стоит за сопками кудлатыми.
То ли рос он из земли на радость грешникам,
то ль сама земля рождалась под окладами.

Время-мастер сруб еловый разукрасило,
дом болеет – не один, похоже, век ему.
Эх, подправить бы причелины, балясины,
заменить бы дверь, повал – да, видно, некому.

Дремлют сучья под перилами костлявыми,
У крыльца скрипит сосна в плену овсяницы.
Дом не спит… и с новорожденными травами
он здоровается, будто бы прощается.

Отражаются в глазницах окон выбитых
разноцветные картины жизни прожитой:
сенокос, крестины, лошади на выгоне,
клевер; местные, пропахшие рогожею;
палисадник, тенью яблони застеленный,
жатва, пот, Покров с антоновкой и солодом
и хозяин… тот, последний из расстрелянных,
отпускавший много лет грехи и бороду.

Осыпается труба и тихо охает,
ведь порой своим дымком касалась месяца.
И глядит сосна на падающий охлупень,
да покачивает веткой, словно крестится.
18.04.2013

 

Не носят ангелы пальто

нет, не носят ангелы пальто,
не болеют, не обходят лужи,
не играют в карты и в лото.
просто… это ангелам не нужно.

легче слов, прозрачнее слюды,
тихо пролетая над домами,
оставляют ангелы следы -
те, что на земле зовут ветрами.

нет, не боги – ангелы они,
и готовы под накидкой ночи
в лунном решете просеять дни,
охраняя… временно порочных.

и в краю спрессованных веков
ангелы молчат о близких далях,
о поломке солнечных часов,
связанной всего с одной деталью.

тени чисел трогая едва,
вспоминают ангелы, как в рощах
тучам корчит рожицы листва,
как стихия площади полощет.

как тропа к подоблачной заре
может быть неповторимо млечной,
а на складе дней - в календаре
нет еще пустой страницы - «вечность»,

как задачки сыплются в тетрадь,
а в блокнотах прячутся мгновенья,
чтоб однажды выйти и узнать
неземного шара притяженье.

нет, не носят ангелы пальто,
хоть и не забыли запах крепа,
и, замерзнув, кутаются в то,
что когда-то называли небом.
14.12.2011

 

Привет, отец!..

Привет, отец! Конечно - не пустой... Как обещал, привез ведерко с краской. Ах, ты об этом... Папка, боже мой - конечно взял и водки, и колбаски. А у тебя здесь тихо. Хорошо. Ни городского шума, ни заводов. Всю жизнь свою ты сетовал на то, что был Москвой оторван от природы.
Да, путь к тебе съедает много сил. Дай отдышусь и "накачу" с дороги; и то, что я тебе не говорил, скажу сегодня в пьяном монологе. Напомню без упрека НАШИ дни, когда встречались мы по воскресеньям; как ждали щеки пухлые мои колючих губ тепло прикосновенья. Поведаю про старенькую мать, про сына и московскую погоду, про то, как много раз хотел сказать, что я любил тебя все эти годы.
Я буду говорить под благовест про то, что шесть десятков - это мало, и чувствовать, подкрашивая крест, горячий взгляд с холодного овала.
19.12.2007

 

Под куполом осени

Грозовые тучи с «презентами»
Небо на Чертаново бросили.
Я расправил купол брезентовый
Под дырявым куполом осени.
На галеры чем-то похожие
Выплывали листья из гавани,
Я смотрел с тоской на прохожего
В белоснежном вымокшем саване.

«Эй, чудак! - я крикнул болезному, -
Что ты ждешь от Господа милости?»
И позвал к себе неизвестного,
Чтоб укрыть наивность от сырости.

Мы стояли оба под зонтиком.
«Да, - вздыхал приезжий, - во власти я.
Не люблю я этой экзотики,
Нет у нас такого ненастия.
Говорили мне, но не верил я.
А дожди здесь, вправду, хорошие».

Он отжал кусочек материи
И расправил крылья намокшие.

Я готов был плавать под ливнями,
Долго ждал я этого случая!
«Вот бы мне…» Но он перебил меня:
«По знакомству… в рай…не получится.
Не для всех Эдем, что поделаешь,
Не нужны садам травы сорные.
А для вас, я знаю, всё белое –
Хорошо забытое черное».

«Так зачем спустился на землю ты,
Если не берешь души демонов?
Чернота для вас неприемлема -
Мы же из порочного сделаны!»

«Душу я забрал убиенного,
Он не предавал, не обманывал».

«Ну, и как же звали блаженного?»

«Шариком».

Светлело в Чертаново.
Тучи всё отдали и треснули,
Тротуар поблёскивал кожею,
Обменялись форточки жестами,
И просохли крылья прохожего.
Он сказал: «Несчастные. Худо вам»
И взлетел над глянцевой площадью…
Ну а я стоял и раздумывал
Под сухою вечностью с проседью:

«Все не так уж плохо, наверное,
Если мы не прокляты Господом.
Здания у нас не фанерные,
На ночь наедаемся досыта.
Хорошо, что любим веселие,
Что гордимся выросшим городом,
И стреляем без сожаления
По собакам, воющим с голоду.

Хорошо, что сны безмятежные,
Что живем в погоне за рангами…

И что есть на свете
Безгрешные,
Коль сюда спускаются
Ангелы».
29.11.2008

 

Мишень

я сегодня - мишень
в поле,
я – гримаса судьбы
мима.
если в цель – никакой
боли,
больно – это, когда
мимо.

больно – это, когда
поздно,
больно – это, когда
слепо,
будто кто-то стрельнул
в воздух
и случайно убил
небо.
02.11.2012

 

Сон

...и опять тот же самый сон:
я вхожу в монастырь и слышу
разбивающий будни звон,
в нем иконы на свечи дышат.

Я иду к старику, а он,
продолжает служить молебен,
в нем немало родных имен,
тех, кто тысячи лет на небе.

Я кричу: «Ты не прав, старик!
Тот, кого помянул ты – с вами».
Только в спину глядит мне... лик,
и едва шевелит губами.

«Отпусти мне грехи, прошу!
Я живой! Я стою меж вами!»
Но во сне я – бродячий шут,
невидимкой снующий в храме.

Странный сон – это жизнь моя:
Плен сознанья, застенки ночи.
А угрюмый священник – я.
Он грехи отпускать
не хочет.
30.04.2015

(Источник)

Иллюстрация Алёны Владимировны Левашовой

Категории: Основные разделы, Поэзия
Короткая ссылка на этот пост: http://vectork.org/?p=9030

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.