Самовоспоминание. Свобода. Сепарация.

(Лекции Гурджиева, январь 1923, перевод Андрея Коклина)

in-fa_07Мы не способны помнить себя, поскольку пытаемся делать это только своим умом. Два других же наших центра не имеют в этом никакого интереса, хотя именно они должны измениться. Полное изменение возможно только посредством и при участии эмоционального и инстинктивного центров, а значит, именно эти два центра требуется изменить. Но вы не можете им просто сказать об этом, поскольку они не понимают вашего языка. Как бы то ни было, взятый отдельно, наш ум не является человеческим существом — не в большей степени, чем один кучер является целым экипажем. Центр тяжести изменения всегда находится в эмоциональном и инстинктивном центрах. Но они как раз обеспокоены только сиюминутными вопросами настоящего времени. Мысль смотрит вперёд, но реальное желание измениться должно быть в эмоциональном центре, тогда как сама возможность изменения находится в нашем теле. Но для этого ум должен сначала выучить язык эмоций и тела. Это и есть суть работы по самонаблюдению. Читать дальше »

Категории:Библиотека, Не для всех, Нью-эйдж, Основные разделы

Путь к свободе

(Джон Беннет, цикл поздних (1970-1974) лекций; перевод Андрея Коклина)
 

"Оглядываясь назад, я осознаю,  что мало что из себя представлял бы без Гурджиева и в основном именно благодаря его совершенно экстраординарному поиску и жертвам получили свой шанс как я сам, так и другие. Не всё конечно пришло от него, но даже самой возможностью использовать найденное мной я во многом обязан ему.  Это вовсе не означает, что он не совершал ошибок или что он нашёл наилучший способ, как помочь людям в наше время. Но безусловно он был пионером необычайного мужества — можно даже смело сказать — он пытался делать такие вещи, которые люди никогда не делали до него, причём делал это в гораздо более трудных жизненных обстоятельствах, чем те, в которых мы находимся сейчас. Именно благодаря его готовности подвергнуть себя крайним опасностям и страданию такого рода, которое нам трудно даже представить себе, многие вещи открылись для нас. Но совершенно глупо, конечно, думать о нём как о ком-то непогрешимом. Даже совершенный человек несвободен от ошибок. И чем дальше мы заходим, тем больше ловушек….” (Джон Беннет)

 

ЧАСТЬ Первая
 

Смерть

xotaka_72Перед лицом смерти нет места эмоциям. Смерть лежит далеко за пределами любых эмоций и наших сетований. Cо смертью необходимо сжиться. Невозможно освободиться от нашего собственного эгоизма, пока мы не будем постоянно жить со смертью. Но мы не должны жить с ней, как с чем-то, вызывающим в нас жалость или печаль. Всё далеко не так.

Когда умирает кто-то знакомый, это чувство приближается к нам. Но почему же требуется приход смерти в наш дом, если она и так со всех сторон окружает нас, как неизбежное условие самого способа нашего существования? Десятки миллионов людей умирают ежедневно! Причина такой нашей невосприимчивости заключается в отсутствии у нас подлинного воображения. В нас есть лишь субъективное воображение. Лишь когда мы видим кого-то знакомого, лежащего мёртвым перед нами, тогда эта смерть обретает реальность для нас. Когда же люди умирают где-то "там", смерть их нереальна для нас. Человечество целиком оказалось схвачено безжалостными тисками такой позиции, бегство из которой практически невозможно. Лишь когда мы видим нечто прямо перед собой, когда испытываем шок от всех последствий нашей собственной глупости, тогда мы начинаем что-то осознавать. В этом смысле, можно сказать, что всеобщая глупость или безрассудство является частью общих условий нашего существования. Читать дальше »

Категории:Библиотека, Не для всех, Нью-эйдж, Основные разделы, Тексты

Слова и поцелуй Христа в «Великом инквизиторе»

Татьяна Касаткина

 

xotaka_03Я здесь буду опираться на то, о чем уже написала в трех статьях («Пушкинские цитаты в поэме о великом инквизиторе», «Церковь и Государство» и ««Братья Карамазовы» как роман о счастливом браке»). Те вещи, которые там я прописывала подробно, проводя текстуальный и контекстный анализ, здесь я буду только упоминать для того, чтобы пойти дальше в интерпретации этой поэмы. И я бы повторила здесь некоторую очевидную истину, которая, к удивлению моему, оказалась не вполне очевидна, когда я говорила о ней применительно к «Дневнику писателя»: адекватно замыслу Достоевского интерпретировать «Великого инквизитора» возможно только в контексте всего романа.

Прежде всего это касается понимания великого инквизитора как соблазнителя. Достоевский недаром начинает свой роман с целого ряда умыканий невест, поддавшихся на ложный образ жениха (Аделаида воспринимает Федора Павловича как критически настроенного против неправильного состояния общества и человечества, стремящегося изменить порядок вещей, Софья – как своего спасителя и благодетеля – то есть, вообще-то, заметим, они приписывают ему черты Христа). Митя недаром произносит декламации из «Элевзинского праздника», чья завязка – в истории о похищенной Аидом невесте. Причем, когда Церера сходит вслед за похищенной Прозерпиной, она попадает туда же, куда попал Христос в поэме Ивана, - и куда Он, в общем, сходил в своем Рождестве, – в место, где «дымятся тел останки на кровавых алтарях», где человек пребывает «в унижении глубоком» - и Церера начинает преобразовывать человечество так, словно только для того и пришла, словно само человечество и есть ее похищенная ложным женихом-насильником дочь (как известно, Аид ложный супруг Коры, избавляемой в таинствах возносящим ее в высший свет Иакхом – сыном и супругом). Читать дальше »

Категории:Библиотека, Искусство, Не для всех

О глубине образа

Татьяна Касаткина

 

xotaka_115

Можно попытаться говорить о глубине художественного образа, причем, говорить не так, как это почти повсеместно случается – неопределенно, неконкретно, метафорически, эмоционально, когда выражение «глубина» предполагается, с одной стороны, понятным по умолчанию, с другой стороны, невозможным для уточнения. Можно попытаться говорить оглубине как об очень конкретной характеристике художественного образа, о том, как и за счет чего она создается. При этом, если до сих пор мы говорили собственно об образе, то теперь внимание наше будет смещено на соотношение образа, прообраза (прототипа) и первообраза (архетипа). Читать дальше »

Категории:Библиотека, Книги, Не для всех

Введение в гностицизм

Алекс Мома

Введение в гностическую идею (2014.02.07)
Читать дальше »

Категории:Библиотека, История, Не для всех, Основные разделы, Религии мира

Речь первосвященника

Валерий Аллин

in-fa_21"Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику и выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим. ... И был Савл несколько дней с учениками в Дамаске. И тотчас стал проповедовать в синагогах об Иисусе, что Он есть Сын Божий. И все слышавшие дивились и говорили: не тот ли это самый, который гнал в Иерусалиме призывающих имя сие? да и сюда за тем пришел, чтобы вязать их и вести к первосвященникам" (Деяния Святых Апостолов, глава 9)

«Ты победил, Галилеянин!» По христианскому преданию, предсмертный возглас римского императора Флавия Клавдия Юлиана (он же Юлиан II, Юлиан Отступник, последний языческий римский император, пытавшийся восстановить язычество)

Предисловие

Если кто-то сомневается, то пусть хотя бы представит себе на минуту, что иудейские первосвященники вовсе не были наивными детьми в вопросах получения религиозной информации. Они должны были понимать духовную роль Иисуса Христа и предвидеть будущее своего народа в связи с появлением христианства. Читать дальше »

Категории:Библиотека, Не для всех, Нью-эйдж, Основные разделы, Тексты

Убрать нельзя оставить

"Еще раз перечитав все мнения и разногласия насчет изначального (хотя бы, примерного!) вида текста, легшего в основу канонических Евангелий, а также учтя редакционные правки со ссылками на цитаты из Ветхого Завета, на пророков, обетования, а также заимствования из Ветхого Завета; и учтя основной контекст благости и всепрощения "Отца Небесного" в словах Иисуса; а также учитывая мнение самих иудеев о тех или иных высказываниях в Евангелиях, которые вызывают у них удивление, возмущение некорректными ссылками на те или иные стороны иудаизма или этические моменты в иудаизме, решила вычленить все те логии и притчи, которые параллельны во всех четырех, и которые перекликаются с двумя апокрифическими - Фомой и Филиппом."  Янина Гриневич

Читать дальше »

Категории:Библиотека, Не для всех, Основные разделы, Религии мира, Тексты