Человек с поющим сердцем

Алексей Казанцев

В одном городе жил кукольных дел мастер. Он держал небольшую лавку, одновременно служившую ему мастерской. Жил он очень скромно, и единственным его сокровищем был сын Арман.
Мать мальчика умерла, когда тому не исполнилось и года. Отец обожал ребёнка и не отпускал от себя ни на шаг. Да и сам Арман любил смотреть, как трудится отец, как из небольшого куска дерева, в кружевной пене стружек, словно по волшебству, появляются на свет прекрасные творения. Он и сам напоминал херувимчика: белокурые завитушки обрамляли его нежное личико, а голубые глаза открыто и озорно смотрели на мир.
После работы над очередной поделкой отец сажал Армана к себе на колени, и они, разговаривая и веселясь, вместе раскрашивали куклу.
Едва малыш подрос, отец, желая приучить сына к ремеслу, стал разрешать ему рисовать лица, и мальчику казалось, что с каждым прикосновением кисточки кукла оживает - у неё появляется свой характер, своя неповторимая судьба.
Играя целыми днями в лавке, Арман частенько придумывал какие-нибудь истории, не подозревая, что однажды сам станет участником одной из таких «кукольных» историй…
2
Арман вырос и превратился в прекрасного юношу. Он был трудолюбив и работал вместе с отцом. Его игрушки уже получались ничуть не хуже. Их охотно раскупали и нередко просили сделать что-нибудь на заказ.
Иногда горожане приносили кукол в ремонт. Арману невероятно нравилось этим заниматься: одно дело придумать и сделать самому, и совсем другое - разгадать чужой замысел, причём, так, чтобы вышло не хуже прежнего. Старый мастер очень гордился сыном.
Особенно много покупателей появлялось в канун Нового года, ведь многим хочется подарить ребёнку радость. Поэтому в мастерской к празднику готовились заранее, стараясь сделать самые яркие и нарядные игрушки.
3
Однажды, после такой новогодней кутерьмы, отец умер. Арман сильно переживал его смерть. Теперь он остался совсем один. Правда, у него была лавка, любимое ремесло и старая экономка, которую он по привычке называл няней, когда-то она заменила ему мать и теперь помогала по хозяйству.
Дела в лавке шли хорошо. До следующего Нового года оставалось ещё полтора месяца, и работы постепенно прибавлялось.

Однажды вечером в лавку постучали. На пороге стоял старик, в руках у него была сломанная кукла.
- Вот, нашел на чердаке, - и он протянул куклу Арману. - Мне-то она ни к чему, а ты, может, что-нибудь с ней и сделаешь…
Бедняжка выглядела ужасно: на лице, полустёртом временем, едва угадывались глаза, левая рука отсутствовала, а правая нога была отломлена до колена. Но даже в таком виде она поразила мастера своим изяществом.
Прожив всю жизнь среди игрушек, Арман не встречал ничего подобного: руки и ноги были у неё шарнирные, тщательно выточенные до последнего пальчика, а на груди находилась маленькая дверца с крошечным отверстием для ключа. Там за запертой дверцей что-то явно находилось, потому что, едва Арман брал куклу в руки, внутри что-то загадочно позвякивало.
Что за секрет скрывала в себе кукла? Арману не терпелось поскорее раскрыть эту тайну.
4
Все знают, что по ночам куклы оживают, и куклы Армана не являлась исключением. Едва успели погаснуть в домах окна и стихнуть звуки на улице, как куклы собрались вокруг новой игрушки. Обитатели лавки разглядывали его с любопытством и делились впечатлением.
- Кто это? - восклицали дамы. - Что с бедняжкой случилось?
Подошел старый капрал, внимательно посмотрел и уверенно заявил:
- Не военный. Слишком хрупкий.
Вдруг раздался звонкий голос клоуна:
- Это артист! Он наш, это кукла - марионетка. Просто, у него больше нет верёвочек. Я видел подобных, когда кочевал с бродячим цирком, - и клоун мечтательно прикрыл глаза, - на каких площадях нам только не приходилось выступать…
- Опять ты врёшь! - сказал бойкий мальчуган в синей курточке, подкидывая на ладони камень, и примеряясь, куда бы его запустить. - Не был ты нигде! А все твои бесконечные истории о странствиях и прекрасных городах - выдумка!
- Нет, клоун не лжёт,- послышалось из угла.
Это заговорил Странник. Все звали его Раулем и считали очень мудрым. Высокий, в половину человеческого роста, он был вырезан из цельного куска дерева ещё старым мастером, и имел здесь репутацию сторожила. Опираясь на толстый посох, Странник словно наблюдал из-под капюшона своего тёмно-лилового плаща за тем, что происходит в лавке.
- Я помню, как привезли клоуна и отдали в починку старому мастеру, отцу Армана, - сказал Рауль.
- Они вернутся, они обязательно за мной вернутся, - всхлипнул клоун.
Но дерзкий мальчишка вызывающе расхохотался в ответ:
- Тебя бросили. Ты им больше не нужен!
- Неправда! - воскликнул с негодованием клоун. - Я нужен. Без меня не состоится представление!
- Ха- ха- ха! - смеялся жестокий мальчик.
- Но ведь сейчас-то они без тебя как-то обходятся?
- Пьер, опять ты задираешься?– по-взрослому серьёзно сказала девочка в голубом пальто, прятавшая руки в серой муфточке. - Меня зовут Полет, - представилась она новичку, – я сестра этого вздорного мальчишки. Вы, только, пожалуйста, не думайте что он злой.
Сломанная игрушка ничего не ответила.
Тогда вперёд вышла кукла в розовом пышном платье с красивой причёской.
- А меня зовут Николет. Я - первая красавица в лавке, а может, и во всём городе! - произнесла она тоном, не терпящим возражений. - А как зовут вас? Почему вы в таком виде?
Но сломанная кукла лишь безразлично смотрела полустёртыми глазами в пол и молчала.
- Невежливо молчать, когда к вам обращается дама! - Капризно надула губки Николет.
- Он от твоей красоты дар речи потерял, - ехидно хихикнул сзади Пьер.
- Угомонись ты, неслух! – возмутилась пухленькая кукла-тётушка в белом переднике и накрахмаленном чепце. - Когда захочет, он сам нам всё расскажет. - И она, широко расставив руки, словно заслоняя собой новичка, двинулась на кукол, ворча, - расходитесь, расходитесь, дайте ему опомниться.
- Ты, как всегда, права, Анаис, - одобрил её мнение Рауль, - всему своё время. - И затих в своём углу.
5
На следующий же день Арман взял куклу и отправился с ней к своему другу — часовщику Лорану. Тот долго и внимательно разглядывал через лупу замочную скважину, капал туда масло, вставлял внутрь проволочку, но замок не поддался. Тогда он достал листок бумаги и начал делать какие-то наброски.
- Старинная работа, очень тонкая, - наконец закончив, пояснил он. - Механизм изрядно проржавел, и без ключа здесь не обойтись. Но ты ступай и не волнуйся, я что-нибудь придумаю.

Арман вернулся в лавку и с большим энтузиазмом принялся за реставрацию. Но работа как-то не шла: то рука у куклы получалась недостаточно изящной, то нога никак не хотела садиться на новый шарнир.
Так пролетел почти месяц. Намаявшись и не добившись желаемого результата, Арман решил нарисовать кукле лицо в надежде, что это ему как-то поможет. Но едва он приступил к работе, черты вдруг появились сами собой. Перед ним предстал молодой человек с тёмными волосами и очень грустными глазами. И как не старался Арман придать его лицу весёлое выражение, ничего не получалось. Тогда мастер понял, что секрет грусти спрятан за дверцей на груди у странной куклы.
- Я буду звать тебя Вивьен,- сказал Арман, глядя кукле в нарисованные глаза.
6
Как-то ночью красавица Николет сказала:
- И что хозяин нашел в Вивьене? Возится с ним каждый день. С нами он столько не занимался. А ведь скоро Новый Год!
И, словно услышав эти слова, на следующее утро няня напомнила Арману:
- Через три недели праздник, а игрушек - кот наплакал. Неужели ты хочешь оставить весь город без подарков? Отец был бы тобой недоволен.
Арман аккуратно уложил незаконченную куклу в коробку и убрал на шкаф, под самый потолок.

Шли дни, но ничего не происходило в жизни Вивьена. Иногда, крышка коробки приоткрывалась, и тогда через щёлку он мог видеть, как Арман мастерит новые игрушки, как няня шьёт для кукол нарядные костюмы, или как горожане присматривают себе подарки. А посмотреть им было на что. Теперь на полках стояли расписные сани, запряженные тройкой златогривых лошадей, и балерина, застывшая на цыпочках с красиво поднятыми руками, бравые солдатики и румяные пастушки, забавные котята и благородный белый волк, и даже целая коробка артиллеристов с двумя пушками и ядрами к ним.
Каждый вечер няня открывала форточку и проветривала на ночь мастерскую. Тогда Вивьен мог слышать голоса на улице или звук проезжающей мимо повозки. А по ночам Рауль рассказывал истории.
- Откуда ты столько знаешь, - как-то спросил его притихший Пьер. - Ведь ты не выходишь из лавки.
- Ветер нашептывает, - пряча в усы улыбку, ответил тот.
- А разве ветер умеет разговаривать? - удивился мальчик.
- Только для тех, кто умеет слушать, - всё также лукаво сказал Рауль.

Однажды перед мастерской остановилась расписная повозка, и в лавку вошёл высокий мужчина в длинном дорожном плаще. Вивьен увидел, как обрадовался его приходу клоун, и был искренне рад за друга. Они уехали вместе.
7
И вот как-то под вечер в лавку Армана пришёл часовщик Лоран. Приветствуя хозяина, он подмигнул и сказал:
- Смотри, что я тебе принёс, - с этими словами он достал из кармана маленькую шкатулку, в которой лежал крошечный ключик. - Думаю, это именно то, что тебе нужно.
Арман очень обрадовался. Тут же достал со шкафа коробку, и положил куклу на верстак. Затем аккуратно вставил ключ в замочную скважину. Заскрипела пружина, и дверца открылась! Внутри марионетки лежал свёрток, с малюсеньким колокольчиком в виде сердечка.
Арман удивился: сколько же ещё секретов таит эта кукла?
Он поблагодарил и проводил друга, а затем без промедления закрепил внутри куклы проволочку и подвесил на неё колокольчик. В туже секунду сердечко затрепетало и нежно пропело: «Мэриан! Я люблю Мэриан!»
От неожиданности Арман выронил куклу из рук.
8
Не успела опуститься на город ночь, как все куклы собрались вокруг Вивьена. Первым заговорил странник Рауль:
- Мы всё видели, и просим тебя рассказать нам свою историю.
- Это очень длинная и грустная история - впервые вымолвил Вивьен.
- Ничего. Мы никуда не торопимся, - ответили несколько голосов сразу.
- Ну, тогда слушайте. Когда-то давно я был человеком...
- Не может быть! - вырвалось у мальчика Пьера.
- Не перебивай, - одёрнула его сестра.
- А между тем это так. Меня звали Лисандро. Я жил в Цветущем королевстве, где всегда тепло и не бывает снега, и служил офицером в королевской армии.
- Так ты военный?- удивился капрал. - И как я сразу не разглядел! - хлопнул он себя по лбу.
- Я и сам себя теперь не узнаю, - печально ответил ему Вивьен и вновь обратился ко всем. - Страной правил добрый и справедливый король Филипп. У меня была возлюбленная - Мэриан. На свете не было никого прекраснее её. Мы собирались пожениться, и на королевском балу объявили о своей помолвке. Король так обрадовался, что пообещал поскорее устроить нашу свадьбу.
Но на мою беду, на балу присутствовал принц Марк из соседнего королевства, который возжелал мою невесту и потребовал её у короля Филиппа. Его величество ответил, что её рука и сердце принадлежат мне. Тогда принц пригрозил, что пойдёт войной на наше королевство и заберёт Мэриан силой. Он со скандалом уехал. А вскоре мы сыграли свадьбу. Свадьба была шумная и весёлая. Мы с Мэриан были на седьмом небе от счастья! Но наше счастье оказалось недолгим. На другой день Марк напал на нашу страну. Мне пришлось проститься с любимой и уйти не войну.

Надо сказать, что до нас доходили слухи о том, что мать принца, вдовствующая королева, которую все называли Чёрной, занималась колдовством. Но разве люди в такое верят? - Предавшись печальным воспоминаниям Вивьен замолчал.
- Рассказывай, рассказывай дальше, - попросила тётушка Анаис, и он продолжил.
- Мой отряд входил в состав главного корпуса и находился на передовой. Мы отважно сражались, отбивая атаки врага одну за другой. Противнику удалось зайти с флангов и отрезать отряд от основной группы войск, но мы не сдавались. В пылу битвы я оказался оторванным от друзей и был окружен неприятелем. Я продолжал биться, но тут меня что-то сильно кольнуло в сердце, и я потерял сознание. Лучше бы я умер в тот момент, - с чувством сказал Вивьен и покачал головой, - ….потому что когда я очнулся, я лежал на полу в подземелье замка принца Марка. В камере вместе со мной находился капитан Леон, начальник дворцовой стражи. Он был тяжело ранен в ногу и очень мучился от боли. Я попытался заговорить с ним, узнать, чем закончилась битва, но он делал вид, что меня не слышит. После долгих уговоров он всё- таки сказал: «Весь твой отряд погиб, а на тебе ни одной царапины. Ты - трус и предатель!»
Я попытался объяснить, как попал в плен, но он мне не поверил. Леон сказал, что находился в это время на смотровой вышке и видел собственными глазами, как я добровольно сложил оружие и сдался в плен. Я был раздавлен эго словами. Больше он со мной не разговаривал, а через несколько дней меня перевели в дальнее крыло каземата, и больше мы с ним не виделись.
Через два месяца меня привели к Чёрной королеве. Я спросил, что стало с королевством, с друзьями, с Мэриан.
- Всё хорошо, - спокойно ответила королева, - мы заключили мир. Пленных отпустили по домам. Король Филипп был очень расстроен твоим предательством и смертью. Да, ты для всех умер. Он пообещал Марку руку Мэриан, если она сама будет согласна. Я сделала всё, чтобы мой сын был счастлив! Завтра у них свадьба, а ты станешь моим подарком невесте. - С этими словами она накинула на меня чёрный платок и превратила в куклу.
- Какой ужас! - воскликнула красавица Николет и упала без чувств.
Тётушка Анаис брызнула водой на её лицо, Николет тут же пришла в себя и возмущенным голосом произнесла: - Ну вот, теперь всё платье мокрое!
- Что же было дальше? - стали спрашивать куклы.
- Нет-нет, не сегодня,- ответил Вивьен, - это слишком больно. Да и рассвет совсем скоро.
9
С утра мастер Арман с воодушевлением снова принялся за починку. При каждом прикосновении кукольное сердечко пело о любви, и работа спорилась. Арман разговаривал с куклой, напевал какую-то песенку, и ему казалось, что кукла улыбается в ответ. Настроение было отменное, и всё получалось.
К концу дня кукла была готова. Няня нарядила Вивьена в новенький тёмно-зелёный костюм, а белый кружевной воротничок выгодно подчеркнул красоту и благородство его лица. Арман поместил его на окне, которое служило витриной, и теперь Вивьен мог видеть улицу.
10
Как только стемнело, Рауль снова обратился к Вивьену:
- Можем ли мы надеяться на то, что ты продолжишь свой рассказ?
- Мы просто сгораем от нетерпения, - прощебетали дамы.
Все собрались в центре лавки, и Вивьен начал своё повествование:
- Королева сдержала своё обещание и подарила меня невесте. Мэриан меня не узнала, - горестно произнёс Вивьен, - но как только она прикоснулась ко мне, моё сердце стало петь ей о любви. Чёрная королева пришла в бешенство. Она не могла лишить меня сердца совсем, иначе её колдовство потеряло бы силу, и тогда она приказала вырезать на моей груди дверцу и поставить на неё надёжный замок. А когда работа была закончена, она оборвала нить на которой держалось моё сердце. Дверцу заперла на ключ, а затем приказала расплавить его в кузне. С тех пор я стал немым. Но и в таком виде я приводил принца Марка в ярость, поскольку, как только Мэриан брала меня на руки за меня говорили мои глаза, хотя… она этого не замечала. Но всё подмечал Марк!
Однажды он схватил меня и вышвырнул из окна кареты. Но на моё счастье, подобравший меня человек оказался кукловодом. Так я оказался в кукольном театре. Хозяин театра был очень хорошим человеком, бережно относился к куклам, и сделал из меня настоящего артиста. Несколько лет мы колесили по всему свету... - Вивьен задумался, вспоминая о чём-то давнем.
- Но ты ведь мог убежать, - воскликнул Пьер.
- Это было непросто. Кукол доставали из сундука, только чтобы показать представление. Тем не менее, я всё-таки пытался бежать, и не раз. Однажды мне это удалось. Однако, выскочив из повозки, я зацепился за что-то нитками и угодил под колесо. Так я и потерял руку и часть ноги. Меня нашла крестьянка на обочине дороги, в пыли, и отнесла своим детям. Какое-то время они со мной играли, а потом закинули на чердак и забыли. Я провёл там долгие годы, пока добрый человек не нашел меня в куче хлама и не принёс сюда.
11
Наступила тишина, которую прервал капрал:
- Что же теперь будет?
- Я не знаю, - ответил Вивьен, - мастер Арман смог оживить моё сердце, теперь оно снова поёт. За это я ему безмерно благодарен. Но я устал от одиночества и хотел бы остаться здесь, с вами, в этой лавке.
- А как же Мэриан? Неужели ты её совсем забыл?- спросил Пьер.
- Нет. Конечно, нет! Но она давно замужем, и верно, не помнит меня. А я не хотел бы тревожить её тягостными воспоминаниями. Ведь я для всех умер.
- Ты смирился с тем, что ты - предатель? - удивился Рауль. - И разве для того Арман подарил тебе новую жизнь, чтобы ты сидел на полке?
- Что же мне делать? - Нерешительно спросил Вивьен.
- Нужно вернуться в свою страну, чтобы найти способ снова стать человеком.
- Как я могу это сделать, ведь я всего лишь кукла?
- Придумаем, - загадочно пообещал Рауль. – Пора расходиться, друзья. Светает.
12
Вивьен не мог оторвать глаз от улицы. Для него всё было в диковинку - и дома, и люди, и одежда. На земле и крышах лежал свежевыпавший снег. Вивьен с интересом разглядывал происходящее вокруг. До Нового года оставалась всего неделя, люди готовились к празднику - украшали дома, развешивали разноцветные гирлянды, ходили за покупками, несли пушистые ёлки.
Под крышей дома, на противоположной стороне улицы, жили голуби. Они то поднимались высоко в небо, то опускались на землю, то снова взмывали ввысь, напуганные проезжающими мимо повозками. Наблюдая это, Вивьен подумал, что как было бы здорово полетать вместе с ними. Он так замечтался, что не заметил, как в лавку вошел крупный мужчина, похожий на мясника, и очнулся от своих грёз только тогда, когда тот взял его в руки, чтобы рассмотреть поближе.
Неужели сейчас, когда у него появились друзья и какая-никакая надежда, Арман его продаст? Весь ужас этой мысли тут же отразился на лице куклы. Может быть, поэтому мужчина, повертев его в руках, посадил на место.
К вечеру Вивьен понял - надо бежать, во что бы то ни стало!
13
Арман уже закончил работу и ушёл в жилые комнаты. Пришла няня и, как всегда, открыла форточку прямо над головой Вивьена. Запахи свежего хлеба из булочной на углу, сломанной еловой веточки, лежавшей под окном, и лёгкого морозца кружили Вивьену голову. И тут он заметил большого ворона — тот сидел на дереве, почти возле самого окна. Как только няня вышла из лавки, ворон начал громко каркать, явно разговаривая на незнакомом языке с кем-то в комнате. Но кто это мог быть, Вивьен не видел, потому что сидел лицом к улице. Вдруг ворон соскочил с ветки на край форточки, взял его за воротничок и взвился воздух. Земля удалялась очень быстро. Под ними мелькали крыши домов. Фонарщики уже зажигали уличные фонари. У Вивьена захватило дух, и он подумал:
- Как странно! Только сегодня я мечтал о полёте с птицами, и вот теперь болтаюсь в воздухе.
14
Ворон залетел на чердак на окраине города, и только тогда выпустил Вивьена из своего клюва.
- Ну и тяжёлый же ты, братец, - отчётливо, человеческим голосом, проговорил он.
- Вивьен. Меня зовут Вивьен. Что всё это значит?
- Мой старинный друг Рауль, - отвечал ворон, с трудом переводя дыхание, - попросил оказать тебе услугу и пообещал, что ты мне расскажешь удивительную историю своей судьбы. Я много летаю, много знаю, и Рауль уверен, что я смогу тебе помочь. А я обожаю всякие истории. Рассказывай.
- А откуда ты знаешь Рауля? - в свою очередь поинтересовался Вивьен.
- О, мы познакомились давно, когда Рауль был ещё могучим деревом, а я всего лишь воронёнком. Моя семья вила гнёзда в его кроне, и он качал меня на своих ветвях. Когда его спилили, мы поселились на другом дереве, и я потерял его из вида. Но однажды, вот как сегодня, присев на ветку возле открытой форточки, я услышал его голос. Он окликнул меня на нашем древнем языке, языке Матери-Природы. С тех пор я часто наведываюсь к нему в гости и рассказываю ему городские новости.
- Так вот откуда Рауль знает столько историй! - Догадался Вивьен.
- А я вижу, ты в лавке новенький. Давай, рассказывай, кто ты, откуда, что с тобой приключилось?
Вивьен поведал ворону свою историю. Тот был очень хорошим слушателем, и ни разу его не перебил. А когда Вивьен закончил свой рассказ, ворон со вздохом проговорил:
- Когда-то я слышал о лейтенанте, сдавшемся в плен. И о колдовстве тоже слышал. Только не могу припомнить, от кого. Я постараюсь тебе помочь. А теперь, извини, я должен поспать.
15
Утром, когда Вивьен проснулся, ворона нигде не было. Выглянув в слуховое окно, он увидел ослепительно белое поле. Снег лежал ровным покрывалом до самого горизонта и искрился на солнце. Вивьен любовался этим пейзажем и вспоминал, как он был счастлив в Цветущем королевстве, рядом с Мэриан.
Ворон вернулся ближе к полудню.
- Я облетел весь город, побывал на птичьем дворе, и вот что мне удалось выяснить, - отдышавшись, сказал он. - Страна, из которой ты родом, находится к юго-западу от нас, в двух днях лёта. Только теперь там всегда сумрачно и сыро и называется она Мрачным королевством. Птицы там не живут, а если и попадают в эту страну, то стараются поскорее улететь. Правит этой страной жестокий король Марк, который даже собственную дочь держит под замком в высокой башне. Ходят слухи - она красавица.
- А Мэриан? Что стало с ней? - спросил взволнованно Вивьен.
- Этого я не знаю. Но ты сам всё сможешь выяснить. Мы сегодня же летим туда. Один мой приятель обещал принести для тебя крылья. Понятия не имею, где он их возьмёт.
- Я полечу сам? - удивился Вивьен.
- Конечно сам, - раздраженно ответил ворон. - Ты слишком тяжелый, чтобы я тащил тебя на себе. Я провожу тебя лишь до границы Мрачного королевства, а там нас встретит мой друг воробей. Ох, и шустрый парнишка! - Восхищенно сказал ворон, - он тебе поможет. Я уже отправил ему весточку.
В этот момент в окно залетел воронёнок, держащий в клюве нежно-розовые крылышки.
- Где ты их взял? - строго спросил ворон.
- Одолжил у куклы-Феечки из лавки Армана, - аккуратно положив крылья у ног Вивьена, ответил воронёнок. - Она охотно решила вам помочь, только просила быть с ними аккуратным.
- Смышлёный, - похвалил Вивьен.
- Мой внук, - с гордостью ответил ворон.
16
К вечеру второго дня подул сильный ветер.
- Мы подлетаем к границе Мрачного королевства,- пояснил ворон.
Вивьена кидало во все стороны, и им пришлось снижаться. Но чем ниже они опускались, тем сильнее становился ветер. В это время они как раз пролетали над городом, где без труда нашли приоткрытое окошко на чердаке жилого дома. Там уже скрывалась от непогоды небольшая стайка голубей.
- Надеюсь, мы вас не стесним? - поздоровавшись, вежливо спросил ворон.
- Нет, нет, - загулили они в ответ.
- А что случилось с крыльями твоего друга? - спросил один из голубей.
Все посмотрели на крылья Вивьена и увидели, что они покрылись слоем странного инея. Он попытался пошевелить ими, но ничего не получилось.
- Это заколдованный иней. Его принесло Ледяным ветром из Мрачного королевства, - сказал вожак стаи, - и если от него не избавиться, ты весь превратишься в ледышку.
Вивьен хотел снять крылья, но попытка оказалась тщетной. Вдруг он почувствовал, как жуткий холод коснулся его спины.
- Что делать? Что делать? - загулили голуби и тревожно захлопали крыльями.
- Без паники! - строго прикрикнул на них ворон.
Вожак стаи пояснил, что простым теплом иней не растопить, говорят, он тает только от сердечного тепла.
- Что делать? Что делать?- опять загулили голуби.
- Мы будем греть его своим дыханием, - решительно заявил ворон.
- Правильно, правильно, - заворковали голуби, и со всех сторон обступили Вивьена.
По команде ворона все стали дышать на него, и их дыхание было настолько горячим, что кукле стало жарко. Но всё равно крылья оставались ледяными.
- Подумай о чём-нибудь хорошем, добром, - посоветовал ворон.
Вивьен вспомнил, как они с Мэриан гуляли в саду и обнимались под сенью цветущих яблонь. Его сердечко затрепетало и пропело: «Мэриан, я люблю тебя!» Крылья стали медленно освобождаться от инея, и скоро совсем оттаяли.
- Спасибо вам, друзья! - от души поблагодарил птиц Вивьен.
- Мне показалось,- взволнованно нахохлившись сказал вожак, - твоё сердце пело?
- Да,- подтвердил Вивьен.
- Это он! Это он! - радостно заворковали голуби.
- Кто он? Что это значит? - удивился ворон.
- Мы давно живём на границе Мрачного королевства, а в здешних местах существует легенда, что человек с поющим сердцем снимет заклятие с королевства и освободит его от жестокого короля.
- Но я - не совсем человек, - поникшим голосом молвил Вивьен. - Как видите, я - кукла. А разве может кукла кого-то победить?
- А почему нет? - уверенно воскликнул ворон. - Ведь смог же ты своей любовью растопить заколдованный иней, хотя до тебя это никому не удавалось.
- Без вашей помощи у меня бы ничего не получилось, - возразил Вивьен.
- А с чего ты взял, что там, - ворон кивнул головой в сторону границы, - ты не найдёшь друзей? Верь в себя! Ты столько пережил, что бояться уже нечего. Набирайся сил!

Наутро, едва забрезжил рассвет, ворон посадил Вивьена себе на спину, и они полетели к границе королевства.
В назначенном месте их ждал воробьишка. Клубились тяжёлые тучи, стоял густой туман.
- Со вчерашнего дня жду вас! Весь продрог, - проворчал он, поёживаясь от сырости.
- Мы попали в Ледяной ветер, и Вивьен чуть не превратился в ледышку. Пришлось заночевать у голубей.- оправдываясь, пояснил ворон.
- Он выжил?- воробейс любопытством посмотрел на Вивьена. - Чудеса – а - а! Ладно, нам пора, нас уже ждут, - поторопил он.
Вивьен на прощание обнял ворона за шею и сердечно поблагодарил за помощь.
- Не забудь, я жду от тебя только хороших новостей! - напутствовал его растроганный ворон.
17
Воробей осторожно вёл Вивьена через туман, часто замирая и прислушиваясь. Где-то в дали, то здесь, то там раздавалось кваканье.
- Кто нас ждёт? - спросил Вивьен.
- Тсс! - шикнул воробей и шёпотом предупредил: - повсюду шпионы королевы!
Дальше шли молча, и где- то через час остановились у старого обветшавшего дома.
- Постой здесь, - приказал воробей, а сам, взлетев на подоконник, отбарабанил клювом по стеклу условный знак. На этот стук открылась форточка, и воробей юркнул внутрь. Затем тихо приоткрылась входная дверь, кто–то взял Вивьена на руки и занёс в дом.
Комната освещалась только одной свечкой, из-за чего в ней царил полумрак. Вивьен смог разглядеть, что окна плотно задёрнуты занавесками, а обстановка в комнате совсем простая — очаг, деревянные лавки, стол да комод. Его посадили на стол, по краю которого уже скакал и подбирал крошки воробей. К столу присел человек и стал внимательно разглядывать Вивьена. Лицо его показалось смутно знакомым...
- Его зовут Вивьен, ваше величество, - рапортовал воробей, - и у него поющее сердце.
- Король Филипп?! - воскликнул Вивьен, вскочил с места и верноподданно преклонил колено.
- Тише, мой друг, - молвил вполголоса человек. - Здесь нельзя громко разговаривать - даже у стен есть уши, - доверительно предупредил он, поднимая и снова усаживая Вивьена. - Будем знакомы, я - точильщик Жермен. И я очень рад тебя видеть, мой славный Лисандро.
18
- Что с вами случилось? Что стало с Цветущим королевством? С Мэриан? - засыпал короля вопросами Вивьен-Лисандро.
- После памятного тебе сражения, - начал свой рассказ король Филипп, - когда тебя взяли в плен, наши войска ещё какое-то время сопротивлялись натиску, но противник оказался сильнее. Много верные солдаты и офицеры погибли. Многие были ранены — их не успевали выносить с поля боя, и они попадали в плен. В конце концов принцу Марку удалось захватить дворец, и меня тоже заключили под стражу. Несмотря на то, что военные действия были закончены, по всему королевству продолжались грабежи и разбой. Мне пришлось подписать капитуляцию, чтобы положить конец бесчинствам и вернуть выживших их родным. Таким образом порядок был восстановлен. Когда пленные вернулись по домам, капитан Леон рассказал мне о встрече с тобой, и о том, как тебя увели на расстрел. А до этого все считали тебя предателем. Через какое-то время Мэриан дала согласие на брак с принцем Марком. Прости, но я был уверен, что ты погиб, и помог состояться этому браку. А теперь горько раскаиваюсь.
- Вы не виноваты, ваше величество, это её решение, - возразил Вивьен-Лисандро.
- Нет, - сказал горестно король, - она была околдована, но я об этом узнал слишком поздно.
- А где она сейчас? - едва сдерживая волнение, спросил Вивьен-Лисандро. - Что с ней?
- Мэриан умерла, в тот день, когда на свет появилась малютка Катрин.
От этого известия сердечко в груди Лисандро застонало.
- Так значит, у тебя действительно поющее сердце? Трудная судьба ждёт тебя...
Король поднялся и подойдя к окну приподнял краешек занавески посмотрел на улицу. Затем вернулся на место.
19
- Что же было дальше? - спросил Вивьен-Лисандро.
- После смерти Мэриан, Марк возненавидел малышку и заточил её вместе с кормилицей в высокой башне, - продолжил рассказ король Филипп. - Я был возмущен этим поступком, и потребовал освобождения Катрин и признания её принцессой, но Марк только зло рассмеялся в ответ. Тогда я с преданными мне людьми попытался освободить её. С этой целью капитаном Леоном был организован мятеж. Но к тому времени по всему королевству уже шныряли шпионы Чёрной королевы, которые донесли о наших намерениях. Мятеж был подавлен, не успев начаться. Королева напустила колдовской туман. В тумане бойцы исчезали один за другим, словно проваливаясь сквозь землю… Меня спас сапожник, лавка которого находится близ дворца. Заметив неладное, он втолкнул меня в свой дом и запер дверь. Я видел через окно, как один солдат, охваченный туманом, превратился в голубя. Все, кто был со мной в тот день, превратились в птиц, - тяжко вздохнул король и кивнул на притихшего воробья. - И он - один из них, это корнет Эжен.
- Я помню этого смелого юношу! - воскликнул Вивьен-Лисандро. - В той роковой схватке он дрался, как лев.
- Ему повезло больше остальных, - сказал король. – Не знаю, почему, может в силу своей молодости, он сохранил живость ума, хоть уже и не может вспомнить прошлого. А остальные очень быстро стали обычными птицами.
- И что же было потом? – спросил Вивьен-Лисандро.
- Королева пустила по нашему следу ищеек: проверить, не осталось ли кого из мятежников. За мою голову было объявлено вознаграждение. Но мои верноподданные не выдали меня. И даже наоборот, всячески скрывали от её мести. Мне пришлось изменить имя и держаться подальше от дворца. Я хожу по дворам, точу ножи, ножницы, и собираю новости…
20
- Однажды в мою дверь постучала пожилая женщина, - сказал король Филипп. - На улице лил дождь, и я предложил ей разделить со мной кров и скромный ужин. Она с благодарностью приняла моё предложение, а на прощание сказала:
- Вы добрый человек, ваше величество, и за вашу доброту я утешу ваши душевные муки.
- Откуда вы, сударыня, знаете, что я король?
- Мне открыто будущее. Верьте же, тирания не вечна, узурпатор будет повержен. В королевство вернутся солнце и счастье. Всё это случится, когда Королевскую кобру победит человек с поющим сердцем, которого незаслуженно считают предателем.
Больше я ничего не успел у неё спросить, она растаяла в воздухе.
- О какой кобре идёт речь? - с жаром спросил Вивьен-Лисандро.
- Терпение, мой друг, всё по порядку, - ответил король. - Дама эта побывала ещё в нескольких домах: кому заживляла раны, у кого лечила детишек, а некоторым предсказывала будущее. В народе её прозвали Белой ведуньей. Слух о ней быстро разнёсся по стране, и вскоре Чёрная королева позвала её во дворец - каким бы колдовством она не владела, ей было не дано предвидеть будущее. От верных людей я узнал, что ведунья предсказала королеве скорую смерть и то, что человек с поющим сердцем положит конец её династии. И ещё одно: ведунья якобы сказала, что изменить пророчество может только дочь этого человека, томящаяся в башне.
- Так Катрин моя дочь?! - удивлённо воскликнул Вивьен-Лисандро.
- Получается, так, – улыбнувшись, развёл руками король Филипп.
Повисла тишина, во время которой король поднялся и снова подошёл к окну. Затем он продолжил.
- Королева сразу поняла, о ком речь, и разослала по всему свету ищеек, чтобы найти и уничтожить тебя. Но ты как в воду канул. В стране запретили все праздники и всякое веселье, и были сожжены все куклы. Дым от тех костров затянул небо тучами, и с тех пор здесь больше не бывает солнца. Теперь у нас всегда осень и слякоть, серость и уныние.
Король поднялся, прошёлся по комнате.
- Вскоре же Чёрная королева решила женить Марка вторично. И невесту на сей раз выбрала сама, под стать себе – неотразимо очаровательную принцессу Матильду. Взгляд у неё магический, и, вне всяких сомнений, она приворожила Марка. Поговаривают, что в гневе она превращается в кобру. Состоялась свадьба, а через месяц королева- мать умерла, в «крепких объятиях» невестки. Теперь по всему дворцу ползают змеи. Это - её гвардия и личная охрана. За пределы дворца змеи не выползают, не любят грязи и сырость. Зато теперешняя погода пришлась по нраву лягушкам, жабам и летучим мышам. Они-то и стали шпионами королевы. Лягушки обосновались в королевском пруду, жабы следят за дорогой, ведущей во дворец, и подслушивают разговоры у колодцев. А летучие мыши, у которых, как известно, идеальный слух, с наступлением сумерек, ловят каждое слово в домах, повисая на козырьках крыш, ставнях и прячась у дымоходов.

- Ваше величество, мне показалось, или вы кого-то ждёте? - спросил Вивьен-Лисандро.
- Нет, мой друг, не показалось, я жду Белую ведунью: она обещала вернуться, как только ты объявишься в королевстве.
21
Не успел король Филипп проговорить эти слова, как раздался стук в дверь, и на пороге появилась пожилая женщина в накидке. Это была Белая ведунья.
- Не хотела мешать вашей беседе, - сказала она поздоровавшись. – Кажется, ваше величество, вы упустили кое-что весьма важное! Нынче, впервые после указа покойной Чёрной королевы, во дворце будут праздновать Новый Год. Правительнице Матильде наскучило однообразие, и она решила устроить большой королевский бал. А значит, появилась возможность незаметно проникнуть во дворец.
- Да, но наверняка дворец будет хорошо охраняться, - возразил Вивьен-Лисандро.
- Конечно, - невозмутимо ответила Белая ведунья. - Поэтому у границ королевства собирается войско, которое ты поведёшь в бой.
- У меня будет армия?
- Да. И самая лучшая. Ведь в ней будут твои друзья, – заверила она.

На следующий день король Филипп под видом точильщика, отправился в город. Куклу он взял с собой, усадив в большой карман передника, и так как впереди он толкал тележку с инструментами, Вивьен-Лисандро мог оставаться незамеченным.
Осторожно выглядывая из кармана, Вивьен-Лисандро смотрел на родной город и не узнавал его. Всё здесь было другим – серым и унылым, а люди выглядели хмурыми и напуганными. С некоторыми Филипп перешёптывался. Весь город будто находился в спячке, и только возле дворца царило оживление. Вивьен-Лисандро видел, как во дворец на подводах привезли огромную ель. Суетилась прислуга, перетаскивая тюки и коробки. Приготовления к королевскому балу шли полным ходом.

Поблизости от дворца находился пруд, теперь он был заболочен. В нём стояла мутная и зелёная вода, а вместо белых кувшинок плавала ряска. И лишь безобразные лягушки, квакавшие на все голоса, населяли некогда прекрасное место.
Вивьен-Лисандро поднял глаза к высокой башне. Там, за толстыми стенами томилась его дочь. От мысли о ней сердце в его груди запело чудесную, доселе не знакомую мелодию.
- Кто тут поёт? - услышал Вивьен-Лисандро строгий голос, и тут же нырнул в карман.
- Что вы, господин стражник, я совсем не умею петь, - смиренно ответил точильщик Жермен, - это, должно быть, инструменты звякают на кочках.
- Здесь твои услуги никому не нужны. Проваливай подобру-поздорову, пока не угодил в темницу, - пригрозил стражник.
На пути к дому король Филипп назидательно предупредил:
- Осторожней надо быть со своими чувствами, не всем о них надо знать. Наберись терпения, мой друг, если не хочешь погубить наше дело.
22
Наступил канун нового года. Вивьен-Лисандро с утра находился в возбуждённом состоянии и не находил себе места. Король достал из комода шкатулку.
- Это изготовили специально для тебя, - торжественно сказал он, вручая Лисандро саблю и золочёную перевязь.
- Спасибо, ваше величество, но где же моя армия? - меряя шагами стол, вопрошал Вивьен-Лисандро.
- Всему свой час,- сказала Белая ведунья. - И когда он настанет, его уже ничто не остановит.

Ровно в полдень прилетел воробей и, вытянувшись в струнку перед королём, отрапортовал:
- Ваше величество, эскадрилья в полном составе к вылету готова, ждём вашего распоряжения.
- Я назначаю Лисандро Главнокомандующим всех моих войск, - объявил король. - Отныне обо всём докладывать ему лично, а вы назначаетесь его адъютантом.
- Есть!- браво ответил воробей.
23
Через час в городе появились птицы. Они действовали решительно и слаженно. Разлетевшись по чердакам и сараям, они принялись отыскивать и без лишнего шума уничтожать летучих мышей. Стычки были короткими с неизменным успехом птиц: так как днём летучие мыши спят, их удалось взять врасплох. Кое-где мышам удавалось выскользнуть из своих укрытий, но их тут же настигали бдительные вороны.
Лисандро, оседлав цаплю, возглавлял отряд по освобождению города от жаб, дежуривших у колодцев. Ни одной из них не удалось уйти. Цапли извлекали шпионов даже из самых узких и глубоких щелей.
Очистив город, летучие отряды отправились к пруду, последнему оплоту шпионов. За городом внезапно подул свежий ветерок, и начался небывалой красоты листопад: пёстрые листья, плавно кружась, опускались на землю и там превращались в солдатиков. Так, под клёном формировался эскадрон гусар, под тополем — артиллерийский дивизион, а под дубом строился полк гринадёров. А листья, упавшие с ясеня, становились новогодними игрушками - блестящими шарами, сосульками, гирляндами, а так же всевозможные куклами, зайцами и плюшевыми медвежатами. Двое доверенных горожан проворно складывали их в мешки и грузили на повозку. Невероятно, но один листок превратился в Пьера! Да-да, того самого кукольного задиру из лавки мастера Армана, с полными карманами камней. Прежде чем его успели запихнуть в мешок, мальчишка дал дёру.
Когда повозка с игрушками подъехала к воротам дворца, стражники, разумеется, хотели проверить груз, но были оглушены и крепко связаны. Друзья короля Филиппа, завладев их мундирами и амуницией, заняли место стражников, и повозка благополучно покатила дальше.
24
А в это время Лисандро верхом на цапле объезжал свои войска и давал последние распоряжения перед битвой на пруду. Он был немало изумлён, увидев в строю друзей из мастерской кукольника Армана: старого капрала, солдатиков и Пьера. Ему очень хотелось поговорить с ними, расспросить каким чудом они оказались здесь, но была дорога каждая минута. Жабы, что-то заподозрив, отправили в рощу лазутчиков. К счастью их удалось вовремя обнаружить.
Лисандро расположил свои войска так: по центру встала артиллерия, к которой примкнул Пьер. Никакие разговоры о том, что детям на войне не место, он и слушать не стал. С флангов заходила пехота, правым флангом которой командовал старый капрал, а командование левым флангом Лисандро взял на себя. Кавалерии было приказано зайти с тыла и отрезала путь к дворцу.
Как только кавалерия заняла свою позицию, о чём доложил воробей-адъютант, начался штурм.
Артиллерия ударила разом из всех орудий так, что вода в пруду забурлила, будто в котле. Толстые, безобразные лягушищи, сплошь покрытые бородавками, напуганные ударами снарядов, устремились было на сушу, но тут их встречали острые штыки пехоты. Тех, кому удавалось перепрыгнуть ряды солдат, перехватывали цапли, кулики и вороны. Пьер, в руках которого камни появлялись сами собой, помогал артиллеристам, и так ловко метал камни, что ни один выстрел не прошел мимо.
Кавалерия надёжно перерезала пути отхода и была настолько стремительной, что не оставила лягушкам и жабам ни малейшего шанса для бегства.
25
Вечерело. Катрин подошла к окну и от удивления воскликнула:
- Кормилица, посмотри, что происходит на пруду!
- Глазам не верю! – всплеснула руками та. – На пруд вернулись птицы!
И действительно, бой был окончен, и по ровной глади пруда скользили утки и лебеди, а вдоль берега расхаживали цапли.
26
В это время во дворце начинался бал. Съезжались гости в позолоченных каретах. Большой дворцовый зал был великолепно украшен: нежно - голубые шёлковые драпировки на стенах блестели золотыми звёздами и серебряными снежинками, повсюду горели канделябры, а подсветка в зеркалах создавала иллюзию падающего снега. Весь потолок был в воздушных шарах и представлял собой небо в облаках. В центре зала стояла роскошная ель в гирляндах, мишуре и разноцветных игрушках.
Гостей встречала королева Матильда, а король Марк сидел на троне с отрешенным видом и смотрел на происходящее остекленевшими глазами. Он погрузнел, голова его покрылась сединой, отчего он выглядел старше своих лет.
Король Филипп и несколько его друзей — все, разумеется, в маскарадных костюмах - находились среди гостей. Они тайком пронесли Лисандро во дворец и незаметно посадили на ветку новогодней ели. Лисандро осмотрелся, изучая обстановку, и на соседней ветке, чуть повыше, увидел клоуна, который улыбнулся ему во весь рот и подмигнул; а ещё выше расположились куклы Полет и Николет.

Тем временем мнимые стражники распахнули ворота дворца. Откуда ни возьмись, в зале закружили голуби. Появление птиц было знаком для Лисандро, что стража нейтрализована. Голуби шумно носились под потолком, то кружа возле макушки ели, то разлетаясь в разные стороны, отвлекая таким образом внимание присутствующих на себя.
Король Филипп не замедлил этим воспользоваться – потоптавшись с видом беспечного гостя возле трона, он незаметно достал из известного ему тайника ключ от высокой башни и скрылся за потайной дверью. Сделал он это так ловко, что сидевший на троне Марк ничего не заметил.
Гости приняли полёт голубей за праздничный трюк, и только умная королева сразу всё поняла.
- Стража! Охрана, все ко мне! - крикнула встревоженная Матильда.
Но дворцовая стража была уже давно и надёжно связана. Однако на зов королевы отовсюду стали выползать её верные змеи. Грозно шипя и высоко вытягивая головы, они пёстрыми лентами метнулись к центру зала, где их ждала Матильда. Гости в панике бросились прочь, и только король Марк оставался безучастным ко всему происходящему.
27
- В атаку! - скомандовал Лисандро, и голуби тут же стали срывать с веток стеклянные шары, фонарики и сосульки, и кидать их вниз. Падая на мраморный пол, они, как бомбы, взрывались сотнями осколков, раня ползучих гадов.
Меж тем Лисандро, перепрыгивая с ветки на ветку, быстро соскочил на пол и, обнажив саблю, двинулся на Матильду. Видя, что ползучая гвардия корчится от ран и мало чем может ей помочь, Матильда широко распахнула своё роскошное чёрное манто и мгновенно обернулась коброй. Слепя блеском короны и грозно раздувая капюшон, королева-кобра устремила на Лисандро взгляд своих немигающих глаз — взгляд парализующей ненависти.
- Не смотри ей в глаза! - крикнул клоун, но было уже поздно.
Лисандро замер с саблей в замахнувшейся руке, не в силах пошевелиться. Воистину, это было ужасное зрелище. Ужасное и прекрасное одновременно. Кобра медленно раскладывала свои кольца, раскачиваясь в страшном танце, и другие змеи принялись раскачиваться в такт ей, словно кто-то незримый отбивал одним им слышный ритм. Кольцо из змей неотвратимо сужалось, и трагический исход казался неизбежным.
Но тут, откуда не возьмись, появился воробей-адьютант Эжен. Он на лету сорвал корону с головы королевы-кобры. Едва удерживая её почти у самого пола в тонких лапках, он ловко прошмыгнул между змей и выпорхнул вон из зала. Королева-кобра молнией метнулась за ним. И настигла бы, если бы он не взвился вверх, выпустив корону на лестнице. Храбрый Эжен чудом ускользнул от страшных зубов! Корона же покатилась далеко вниз по лестнице, звонко подпрыгивая на ступеньках. Взбешённая кобра поспешила за ней.
Змеи в зале стали выходить из транса. И тогда клоун спрыгнул с ёлки, достал дудочку и заиграл. Змеи, потеряв волю, повинуясь чарующим звукам музыки, поползли к нему. Ничуть не испугавшись, клоун отважно повёл их за собой по боковой лестнице, ведущей на балкон. Голуби стали снимать с потолка воздушные шары, а бравые солдатики привязывали к ним змей. Ничего не понимая, змеи возносились в ночное небо. Канониры и фейерверкеры, увидев это и не разобравшись, стали палить из пушек и запускать салюты. Небо озарилось праздничными сполохами. Люди и куклы ликовали.
Королева-кобра, нацепив во дворе корону и глядя на всё это великолепие, гневно прошипела: «Рано радуетесь!» - и кинулась обратно в зал. Там её встретил Лисандро. Глаза его горели огнём, а взгляд был твёрдым и решительным. С саблей наголо он кинулся на кобру. Шипя и раздувая капюшон, она встала в боевую стойку, широко распахнула пасть и в одном молниеносном броске проглотила смелого Лисандро. Игрушки, сидевшие на ели, испуганно вскрикнули в один голос. Нарядные куклы зажмурили от ужаса глаза, плюшевые мишки и зайцы в страхе прижались друг к другу, а нежная Николет, по обыкновению, лишилась чувств.
Но что это? Змея вдруг замерла, а затем её всю затрясло. Выпучив глаза, она стала извиваться и неистово метаться по полу среди острых осколков: то взвивалась вверх, то бессильно падала. Никто не мог понять, что происходит, как вдруг острая сабля распорола её изнутри, и показался Лисандро, живой и невредимый. Королевская кобра рухнула замертво.
В зале всё завертелось, закружилось в ярком разноцветном хороводе. Колдовские тучи и туман над королевством рассеялись и с ясного звёздного небосвода посыпались хлопья давно всеми забытого снега. Новогодняя ель стала ещё прекрасней, исчезли следы битвы, словно и не было ни битых шаров, ни змей. А все, кого когда-то заколдовала Чёрная королева, вновь стали людьми, только старше, чем были. Лисандро превратился в высокого статного мужчину средних лет. Его тёмные волосы были облагорожены ранней сединой.
28
Король Марк, до того неподвижно сидевший на троне, внезапно стряхнул с себя оцепенение и стал с любопытством осматриваться. Блуждающий взгляд наткнулся на Лисандро, и лицо Марка тут же исказилось гневом:
- Это опять ты! - взревел Марк, вскакивая с трона и хватаясь за шпагу.
Лисандро был безоружен, его сабля уже сделала своё дело и исчезла вместе с колдовством.
- Держи! - крикнул ему кто-то. Обернувшись, Лисандро увидел верного Эжена, который кинул ему свою шпагу.
И вот два соперника, два заклятых врага снова сошлись лицом к лицу. Оба были искусными фехтовальщиками и не уступали друг другу в мастерстве. Трескучие удары и опасные выпады следовали один за другим, но оба легко от них уходили. Лисандро намеренно изматывал противника, быстро перемещаясь по залу. Однако,несмотря на свою грузность, Марк неплохо двигался.
Все напряжённо следили за поединком. Вот Лисандро изящно обвёл шпагу Марка и остриём своей шпаги готов был проткнуть грудь противника. В этот миг в зале появился король Филипп под руку с Катрин. «Остановитесь!» - с негодованием воскликнула она.
Лисандро повернул голову на её голос, и в тот же момент холодный металл пронзил его сердце.
29
Капитан Леон и Эжен немедленно скрутили Марка. Тот сразу обмяк и даже не пытался сопротивляться. А король Филипп подвёл девушку к поверженному Лисандро и сказал:
- Этот несчастный - твой настоящий отец.
Горькие слёзы покатились по её нежным щекам. Катрин с рыданиями упала на колени и обвила ладонями незнакомое, но такое родное лицо. Она кляла себя за необдуманный поступок. Вдруг Лисандро приоткрыл веки и на последнем вздохе еле слышно сказал:
- Не плачь, не надо. Ты так похожа на свою мать. Жаль, что я так поздно узнал о тебе. - И затих в её объятиях.
В зале повисла скорбная тишина. Все стояли, склонив головы. Мужчины хмурились, а дамы не могли сдержать своих слёз.
В центр зала вышла Белая ведунья и заговорила громким спокойным голосом так, будто не произошло никакой трагедии.
- Все предсказания сбылись: туман и тучи рассеялись, тиран низложен, колдовства больше нет, наступает время процветания и благоденствия.
- А как же мой отец? - рыдая воскликнула Катрин.
- Вернуть его не в моих силах. - ответила ей ведунья. - Но это не простая ночь, а волшебная. И если в эту ночь чего-то очень сильно захотеть, оно непременно исполнится. Тот, кто любит и любим, не должен умереть! Вы сами можете воскресить его.
Едва прозвучали эти слова, часы на башне стали бить полночь. В эти мгновения не только Катрин, но и каждый в королевстве всем жаром души молился, чтобы герой был жив. В этом не может быть никакого сомнения, ибо с последним ударом курантов Лисандро издал вздох, потом другой, затем поднялся и твёрдо встал на ноги. Все ликуя кинулись к нему – обнимали, поздравляли, а сам он не сводил глаз со своей дочери.

- А что делать с этим? - спросил капитан Леон, подталкивая вперёд арестованного.
- Кем ты хотел стать в детстве? - спросила Белая ведунья у поникшего Марка.
- Садовником, - смущаясь, ответил тот.
- Что ж, весьма достойная мечта. Когда в Цветущем королевстве наступит весна, у садовника будет много работы. Сегодня, Марк, исполниться и твоё желание. Отпустите его, он больше никому не причинит зла. И давайте уже встретим новый год!
Король Филипп хлопнул в владоши и приказал:
- Вина из королевских подвалов! Всем!
30
Год спустя, перед самым Новым годом, в лавку мастера Армана вошёл военный в солидном чине. С ним была юная барышня. Офицер с улыбкой посмотрел на знакомые стены. Странник Рауль всё так же занимал своё место в углу, по-прежнему сидела на своей полочке тётушка Анаис. Но и новых замечательных игрушек было немало. Сразу видно, мастер Арман не сидел, сложа руки.
Военный подошел к Раулю и поприветствовал его как старого знакомова. Его спутница принялась разглядывать кукол и от каждой приходила в неописуемый восторг:
- Отец, посмотри какая прелесть! - то и дело восклицала она, держа в руках то одну, то другую куклу.
Мужчина лишь с обожанием смотрел на дочь.
Из подсобки появился хозяин. Он поприветствовал посетителей. Юная гостья была так прелестна, что он не сводил с неё глаз.
- Жаль, что я не могу показать вам одну из моих любимых кукол. - с сожалением сказал ей мастер Арман, - она умела петь...
- А что с ней случилось? - спросила девушка.
- Она загадочно пропала. Это произошло год назад.
- Ничто, в этом мире не исчезает бесследно, - многозначительно заметил военный, - всё, так или иначе, оставляет свой след. А у меня для вас есть подарок, дорогой Арман.
- Для меня? - опешил мастер. - Позвольте, сударь, да разве мы знакомы?
- В некотором роде, - подмигнув сказал военный, протягивая ему небольшую шкатулку.
Арман застыл в нерешительности.
- Возьмите, - улыбнулась девушка, - это вам на счастье.
Арман открыл шкатулку. Там лежал маленький серебряный колокольчик в виде сердечка.

Декабрь 2012г.

Категории: Библиотека, Детское развитие, Основные разделы, Тексты
Короткая ссылка на этот пост: http://vectork.org/?p=8803

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.