Мистическая Альгамбра

Нина Ассалам

Андалузский «Дом Силы»

Приходила ли вам когда-нибудь в голову мысль, что, регулярно удовлетворяя физический голод, мы и не задумываемся о питании органов чувств? Получаемая нами пища впечатлений очень бедна: она задействует один, максимум два вида восприятия в каждое данное время. Остальные чувства остаются «недокормленными». Попадая в места Традиции, подобные испанской Альгамбре, заставляющие работать все пять чувств одновременно, мы испытываем ранее незнакомое ощущение наполненности и даже экстаза, природу которых не можем ни понять, ни объяснить.

А суть создания подобного переживания объяснима и воспроизводима, хоть и не проста...

Как писал британский арабист и дервиш Роберт Ирвин в своей книге (Robert Irwin, The Alhambra), «Альгамбра была создана в качестве машины для размышления». Я считаю удачным это выражение, но оно кажется мне неполным, потому что Альгамбра пробуждает не только мысль. Альгамбра – машина кайфа.

Изначально арабское слово «кайф» означало получение впечатлений высочайшего качества, приводящих в экстатическое состояние сразу несколько органов восприятия. Кайф - не просто эстетическое удовольствие, и тем более не эйфория от стимулирующих веществ. Кайф - особая субстанция, производимая под влиянием правильной пищи впечатлений, и она может сохраняться в местах, где люди постоянно имеют доступ к такой пище. Если субстанцию кайфа перевести в следующую степень возгонки, она способна вызывать высшие состояния сознания, называемые суфиями асрар - «познание тайн».

Но все по порядку...


Комната для молитв, Альгамбра, Сала де ла Барка
(здесь и далее мои  фотографии, если не указано иное)

*****
В августе этого года мне - наконец-то! - удалось побывать в Альгамбре – архитектурной жемчужине испанской Гранады. Так вышло, что в прошлые две поездки в Испанию попасть туда, как я ни пыталась, не получалось. Теперь я понимаю, что судьба заставляла меня терпеливо ждать этого момента, чтобы дать возможность попасть в самое сердце Альгамбры – мы называем его теккией, а туристы называют «комнатой секретов» или еще как-нибудь. В предыдущие приезды в Испанию это неприметное полуподземное помещение было закрыто для посещения, но тогда я этого не знала и (не видя дальше своего носа) чувствовала досаду из-за несбывшихся надежд. А сейчас помещение открыли. Я подробнее расскажу об октагональной теккии Альгамбры в Части 3, а сейчас продолжу...


Вид на Гранаду из Альгамбры

...Альгамбра, поразительно выгодно расположенная на уступе скалы в северной оконечности испанской Гранады, представляет собой не единую крепость или дворец, а целый комплекс дворцов, строившийся в течение нескольких веков. Наиболее знаменитые части Альгамбры были построены в 14-м веке. Полагают, что название Альгамбры происходит от арабского аль-хамра - «красная», либо от имени одного из ее первых застройщиков, основателя династии Насридов Ибн аль-Ахмара, чье имя также значит «красный». Иногда имя Альгамбры связывают со словосочетанием Дар аль-Амра, что означает «Дом Хозяина». Эта версия мне, лично, нравится больше, потому что прямо указывает на существовавший в Альгамбре центр Традиции.

Почему указывает, и кто такой Хозяин Альгамбры?

В суфийской Традиции считается, что, если в каком-либо месте осуществляется деятельность, целью которой является создание Совершенного Человека, эта деятельность привлекает определенную Силу, но не безличную, а обладающую своеобразной индивидуальностью (И.Шах, «Суфии»). С этой Силой можно войти в содружество, но она будет содействовать искателю лишь в том случае, если его побуждения чисты, а сам он лишен самости. Более того, она будет действовать особым образом, а не так, как этого может ожидать искатель.

Как суфии попали в испанскую Гранаду?

...В 8-м веке Испания, в результате завоевания арабами из северной Африки, превратилась в неотъемлемую часть культурного пространства, протянувшегося от Гибралтара до Инда. На долгих восемьсот лет, вплоть до Реконкисты, испанская Иберия стала западной провинцией исламского мира и колыбелью уникальной мавританской культуры, в которой западные черты переплелись с восточными. Более, чем где-либо, черты новой цивилизации укоренились в Андалузии, само название которой происходит от арабского Аль-Андалус.

В это время в Испанию проникают суфийские мистические школы, нашедшие благодатную почву в новорожденной цивилизации. Суфии во многом определят развитие наук, искусства, медицины и философии на века вперед не только в своих «домах силы» в Андалузии – Гранаде, Кордове, Севилье – но и в остальной Европе.

Об участии суфиев в создании Альгамбры свидетельствуют сохранившиеся названия некоторых ее частей: Сала де ла Барка происходит от искаженного арабского барака - благодать, сады Хенералифе изначально назывались Джаннат-аль-Ариф  - «Сад Познавшего», который неправильно переводят как «Сад Архитектора» (словом ариф, «познавший», в средневековье именовали суфиев, и до сих пор называют так в Иране).

Сады Хенералифе

Из всех средневековых дворцов в Европе во время Реконкисты уцелела лишь одна Альгамбра. Как считал суфийский Мастер прошлого века Омар Али-Шах, этот факт далеко не был случайным. Он был тщательно спланирован теми, кто хотел сохранить Дом Хозяина для последующих поколений – как аккумулятор Силы, библиотеку в камне и образец машины кайфа:

«Как вам известно, мавры построили Альгамбру и сады Хенералифе. Сооружение чрезвычайно искусно построенное и отделанное, однако даже по стандартам того времени его убранство нельзя было назвать ни роскошным, ни богатым. Далее, совсем недалеко от Альгамбры, мавры возвели еще один дворцовый комплекс, названный Мадина Аз-Захра, который был ослепительно красивым и броским, со стенами, отделанными драгоценными и полудрагоценными камнями и цветным мрамором со всего мира – он выглядел роскошно. Таким он и был.

На самом деле Мадина Аз-Захра была создана в качестве того, что сейчас называют модным термином «отвлекающий маневр». Во время Реконкисты войска Фердинанда и Изабеллы буквально разобрали дворцы и мечети Мадины Аз-Захры по частям, из-за их редкого мрамора и других ценных материалов – там были, например, мраморные троны, выложенные драгоценными камнями и т.п. Они забрали все это и использовали для своих собственных зданий, а Альгамбру оставили в покое, потому что, кроме кирпича и штукатурки, там ничего не было».(из книги Омара Али-Шаха «Суфийская Традиция на Западе, глава 8, «Теккии и техники»)

Это действительно так. Альгамбра, при всей утонченности дизайна и отделки, была создана из самых дешевых материалов. Замечательные узорно-каллиграфические рельефы ее стен были вырезаны по обычной алебастровой штукатурке и побелены известью, декоративные панели со сложнейшими геометрическими мозаиками – из глиняных плиток, покрытых эмалью, а узоры сводов, отражающие космические законы, просто раскрашены краской.

Так Хозяин Альгамбры уберег свое детище для будущих поколений.

Вот что осталось от дворца Мадина Аз-Захра после испанской Реконкисты –
ни камня на камне, в буквальном смысле

*****
О тех, кто спроектировал чудо Альгамбры, не сохранилось почти никаких письменных свидетельств. По выражению Роберта Ирвина, Альгамбра – «ярко освещенное солнцем место, напичканное загадками». Он предполагал, тем не менее, что ключевые части комплекса были построены под руководством Ибн аль-Хатиба, суфия 14-го века, бывшего визирем тогдашнего правителя Гранады, при содействии других Мастеров.

Следует понимать, что в средние века отрасли знания под названием «архитектура» не существовало. Мастер-Строитель в мавританской Испании назывался мухандис, что означало «геометр», так как основной наукой, которой он владел, была геометрия. Мухандис являлся ученым-универсалом, владевшим также навыками инженера и землемера.


Миртовый Дворик, одна из ключевых частей Альгамбры

Нужно также понимать, что геометрия, которой мы обучались в школе, очень отличается от сакральной геометрии, передаваемой средневековыми Мастерами своим ученикам. Нам очень трудно это принять, но им не требовалось ни доказательств теорем, ни нахождения неизвестных. Геометрия Строителей была земным отражением Божественной Матрицы, все многообразие которой было создано Великим Архитектором с помощью всего двух вещей – окружности и прямой линии. Поэтому все, что было нужно мухандису – это циркуль и угольник.

Ни сопромата, ни физики в те времена не существовало, строители ориентировались только на уже приобретенный ими и их предшественниками опыт. Не было никаких трактатов по архитектуре и строительству, знания передавались только устно. (Подробнее о средневековых Мастерах-Строителях я писала здесь). Следует отметить, что арабские ученые Испании обладали значительно бОльшими познаниями, чем их коллеги в других частях средневековой Европы.

Хотя наиболее мощные центры изучения математики и других наук в 11-14-м веках находились в Басре, Багдаде и других городах Ближнего Востока, суфии Андалузии тоже внесли свой вклад в развитие наук, и в частности, в области геометрии. Кроме того, благодаря им в Европе стали известными идеи, изложенные в трудах эзотерического общества, называющего себя Братьями Чистоты (Ихван ас-Сафа).

 

Число в пространстве и времени

"Впитывай глазами радость, что содержится во мне,
Дивись формой моей и убранством.
Пусть Единый, в Ком нет ни формы, ни меры, придаст форму
Сокровеннейшему из желаний сердца моих создателей." (надпись на стене Альгамбры, предположительно сочиненная Ибн-аль-Хатибом)

Красота Альгамбры основана на соотношениях и геометрическом дизайне поразительно продуманной утонченности. В ней правят числа Четыре и Семь, а также прогрессия иррациональных чисел √2, √3, √5. Далее мы увидим, почему.

Как я уже говорила, на строителей Альгамбры оказали влияние идеи тайного сообщества Традиции, называющего себя Братьями Чистоты (Ихван ас-Сафа). Это Братство действовало в 10 и 11-м веках в Центральной Азии и на Ближнем Востоке, с центром (предположительно) в Басре. Имена большинства Братьев остались в тайне. Трактаты Ихван-и-Сафа изучались как мистиками, так и учеными, и их влияние, к примеру, на работы великого андалузского суфия Ибн-Араби бесспорно. Совершенно очевидно, что создатели Альгамбры также были последователями Братьев Чистоты.

Основное произведение Ихван ас-СафаРасаил («Письма») было энциклопедией всех известных в то время наук и состояло из 26-ти трактатов или «писем», первый из которых касался чисел, второй – геометрии и третий – астрономии.

Почему все начиналось с числа? Согласно Братьям, «наука чисел является корнем всех других наук, это источник мудрости и отправная точка для любого знания, мать всех других концепций».

(Современная наука непрестанно находит подтверждения этой мысли: математические структуры обнаруживаются во все большем круге природных явлений. Пропорция Золотого Сечения неотделима от процессов формирования тел живых существ и различных биоритмов. Другое универсальное иррациональное число - е неразрывно связано с фунциями роста и экспансии, третье – π – с волновыми процессами. Иррациональные числа √2, √3, √5 составляют основу формирования кристаллических решеток и правят в так называемой «неживой» природе. Оказывается, даже хаотические процессы, казавшиеся лишенными какой-либо закономерности, подчиняются числовой модели! Если где-то числовой закономерности не видно, это скорее всего означает, что вопрос просто пока не изучен до конца...)

Как и пифагорейцы, Ихван ас-Сафа считали единицу матерью всех других чисел, а постижение сути любых чисел вело, в конечном счете, к пониманию Божественного Единства. Кроме числа один, Братство также считало очень важным число четыре, так как «Бог в своей мудрости создал эту проявленную конечную вселенную в квадратах (или четверках), состоящих из сочетающихся и противоположных пар, тайны которых известны только Творцу».

Каждая из геометрических фигур рассматривалась в «Расаил» как индивидуальность, воплощающая различные качества Творца. Сакральная геометрия позволяет «нецеребральному разуму», лежащему за пределами аналитической функции, проникать в сущность вещей сквозь их материальный покров, познавая различные качества Бога без посредников. По выражению Ибн Хальдуна, мавританского суфия, иногда союзника, иногда оппонента строителя Альгамбры Ибн Аль-Хатиба, «разум, постоянно занятый геометрией, никогда не свернет с Прямого Пути».

Число, пропорция и гармония структурируют космос, поэтому математика и астрономия считались y Ихван ас-Сафа неразрывно связанными. Как говорилось в «Расаил»: «Одна из наших целей… состоит в четкой демонстрации того, что весь мир создан в соответствии с математическими, геометрическими и музыкальными соотношениями. В настоящей работе мы в подробностях объяснили реальность всеобщности гармонии».

Братья Чистоты писали о том, что числа Четыре и Семь правят миром. Эта идея Братства, кстати, отражена в известной строчке из рубаи суфия Омара Хайяма, который был не только поэтом, но и математиком: «Управляется мир Четырьмя и Семью...» Число семь можно найти повсюду в Альгамбре: среди декоративных элементов (арок, окон, дверей), слоев орнамента и т.д. – на вездесущую семиричность вам непременно укажет здесь даже самый мирской из гидов.


Вид на южный фасад Миртового Дворика, разделенного колоннами
на семь частей на двух уровнях

Братья Чистоты считали, что Вселенная состоит из четырех сегментов, а устройство космоса и прохождение души человека к Богу подчинены Закону Семи. Такое представление о Вселенной воспроизведено на своде Зала Послов Альгамбры, разделенного на четыре части с семью восходящими уровнями, каждый из которых имеет свой характерный набор геометрических узоров.


Свод Зала Послов, разделенный на четыре части и семь уровней геометрического узора. Изначально свод был окрашен в яркие цвета, среди которых выделялись синий и золотой. Омар Али-Шах назвал узор свода Зала Послов «моделью Вселенной с определенной точки зрения»

Если геометрия - это число, воплощенное в пространстве, то числом, выраженным во времени, является музыка.

Музыка была предметом пятого трактата «Расаил». Выражение «музыка сфер» вовсе не было для Братьев Чистоты пустой метафорой - они полагали существование небесной музыки буквальной истиной: «В движении сфер и звезд - ноты и мелодии... Их ноты соотносятся друг с другом по законам гармонии, и их мелодии тщательно выверены». Музыка сфер несравненно более прекрасна, чем любая музыка, которая когда-либо может быть воспроизведена на земле. Земная музыка имитирует небесную, но эти попытки, как говорится в трактате, не более совершенны, чем нечленораздельные звуки, произносимые ребенком в подражание взрослым. Мир являет собой тюрьму, из которой человек должен освободиться при помощи веры и познания, для того, чтобы, в конце концов, услышать небесную музыку. Земная музыка, однако, может служить инструментом, напоминающим искателю о гармонии небесных сфер.

Согласно представлениям мавританских суфиев, посредством музыки человек был способен «достичь состояния неотождествления с чувственными восприятиями». Акустика целого ряда помещений в Альгамбре (например, Зала Послов) была специально приспособлена для лучшего восприятия музыки. Мы не знаем достоверно, на чем исполнялась музыка Альгамбры, но, вероятнее всего, использовался струнный инструмент уд. Известный как «инструмент философов», он считался воплощением благородных пропорций высочайших сфер.

Шестой трактат энциклопедии Братьев Чистоты был посвящен важности пропорции. Братья считали, что красота – результат правильных пропорций и соотношений. Хотя сложный геометрический дизайн использовался в большинстве частей Альгамбры, наиболее систематически он применен в Львином Дворике, возможно потому, что это была единственная часть Альгамбры, построенная от начала до конца одним архитектором.


Львиный Дворик – визитная карточка Альгамбры и всей Испании, предположительно изначально он был построен как медресе или завийя - место, где обучались суфии (по мнению Р.Ирвина). Источник иллюстрации

Исследователи сомневаются, что пропорция Золотого Сечения использовалась в Альгамбре (хотя на этот счет мнения разнятся). Зато несомненно, что в планах Альгамбры применялись матрицы, основанные на прямоугольниках, полученных пропорциями √2, √3, √5 и т.д. Не только архитектурные элементы, но также узоры мозаичных панелей были основаны на этих соотношениях.

Почему пропорции иррациональных чисел √2, √3, √5, которые Строители даже не умели точно вычислять, считались, начиная с египетских Строителей пирамид, сакральными? Ответ не настолько сложен – они обеспечивали строениям прочность и долгую жизнь, не говоря уже о красоте. Ведь именно эти пропорции Великий Геометр, - как называли Строители Творца, - выбрал, создавая материю.

В книгах по священной геометрии обычно пишут, что Золотая Пропорция неотделимa от жизни во всех ее проявлениях, тогда как √2 (диагональ квадрата со стороной =1) и √3 (диагональ куба со стороной=1) - тесно связаны с материальным, физическим миром. (Я подробно писала об этом здесь). Структуры, в которых присутствуют пропорции √2 и √3 – а это, собственно, все возможные производные от квадрата и треугольника: куб, тетраэдр и так далее – являются основой построения атомов и кристаллических решеток.

...И действительно, если посмотреть на исламский орнамент, из знакомого нам он болeе всего напоминает электронные снимки молекулярных структур. Мусульманская религия запрещает изображение любых тварных существ, тем более Бога, как предотвращение идолопоклонства. Однако, глядя на геометрические узоры Альгамбры, я подумала, что это, наверное, наибольшее возможное приближение к портрету Творца...

Строители Альгамбры для своего детища посчитали наиболее подходящими те же самые лекала и пропорции, которые Природа нашла наиболее подходящими для создания материи во Вселенной. Так что же здесь необычного? Любые объекты, в том числе архитектурные строения, встроенные в эту невидимую "сетку", будут прочными, долговечными и гармоничными.


Во Дворике Львов пропорция √2 и √3 применялась в дизайне длины и ширины
дворика, а также высоты колонн и павильонов

Хотя соотношения √2 и √3 характерны в основном для того, что мы называем «неживой материей», а образования, эволюционирующие к более одушевленным формам, начинают склоняться к пропорции Золотого Сечения (например, квазикристаллы), на самом деле разделение на живое и неживое условно. Согласно представлениям Традиции, нет неживой материи - есть только разная степень ее одушевленности. Впрочем, даже одушевленная природа использует пропорции √2 и √3 достаточно часто - например, в делящейся клетке, структуре ДНК и т.д. Есть даже идеи о том, что наше тонкое тело имеет сложную геометрию кристалла, то есть содержит пропорции √2 и √3.

 

Гирих и каллиграфия

Книга природы написана на языке математики, ее персонажи – треугольники, круги и другие геометрические фигуры. (Галилео Галилей)

ГИРИХ АЛЬГАМБРЫ
Использование симметричных геометрических узоров (называемых по-арабски гирих) в панелях из эмалированных плиток – важнейшая часть машины кайфа, которую являет собой Альгамбра. Если использовать математические определения, то гирих – это разбиение плоскости многоугольниками, без пробелов и наложения друг на друга. В зависимости от типа симметрии, узоры делятся на три разных вида. В первом («обои») одинаковый узор повторяется во всех направлениях – горизонально и вертикально, во втором («фриз») – только в одном направлении.


Пример первого и второго типа симметрии в Альгамбре – узор типа «обои» из разноцветных квадратов повторяется во всех направлениях на панели из плиток, обрамленной сверху полоской черно-белого узора типа «фриз».

В третьем типе симметрии, который называется «розетка», элемент дизайна отражается, как в зеркале, или многократно повторяется путем вращения вокруг оси.


Узор с использованием «розеток» из шестнадцати симметричных «лепестков»

Математиками было доказано, что возможны только девять базовых узоров типа «фриз» и семнадцать - типа «обои». Все семнадцать могут быть найдены в исламском искусстве гириха, и тринадцать из них - в Альгамбре, сполна оправдавшей свое название «музея геометрических форм». Альгамбра, однако, не просто музей - она всегда была и по-прежнему является активным инструментом, использующим геометрические формы для создания гармонического резонанса с тем, что лежит за пределами форм.
Геометрия √2 и √3 использовалась в узоре панелей Альгамбры, вторя принципам дизайна ее зданий. Орнаменты, основанные на квадрате и октагоне, несут в себе геометрию √2, а основанные на треугольнике и гексагоне - √3.


Узор, все многообразие элементов которого было получено из квадратной
сетки-основы, воплощает геометрию √2


Примеры элементов исламского узора-гириха, все из которых основаны на использовании геометрии √2

Альгамбра, как и другие произведения архитектуры Традиции, может рассматриваться и как математический шедевр, и как шедевр искусства. Совсем необязательно, однако, понимать математические тонкости для того, чтобы получить питание для «внеаналитической» части нашего ума. Достаточно погрузиться в созерцание пропорций. Правда, короткого посещения для этого недостаточно – подобная среда создавалась для того, чтобы человек находился в ней длительное время. Тогда она постепенно изменяла внутренний узор, Накш, того, кто в нее попадал.

...Мне приходилось проводить долгие часы в молитвенных нишах андалузской суфийской теккии, для дизайна которой была взята за образец Альгамбра, и которую основатель теккии назвал «дочерней ветвью Альгамбры». В каждой нише, выложенной мозаичной плиткой, был свой узор, и, медитируя среди разных версий гириха, я отмечала то, какое действие они оказывают на мое внутреннее состояние. Это воздействие трудно определить словами, но я могу выразить его в образе – он похож на нанесение совершенного и гармоничного отпечатка-Накша на хаотическую и легко теряющую форму основу, какую из себя представляет обычное состояние наших мыслей и чувств.        

Созерцание некоторых форм гириха может вводить восприятие в состояние парадокса, когда ум не может определить, какая часть узора является фоновой, а какая – основной. Такая наглядная демонстрация иллюзорности картины мира, выстраиваемой для нас нашим «церебральным сознанием», когда-то вдохновила наиболее парадоксального из всех художников прошлого века, Маурица Эшера, на создание его шедевров, выражающих неразрешимую двойственность.

(Неразрешимую – поскольку оба начала являются главными. Ум может разрешить парадокс, лишь обняв противоположности в постижении, что в Реальности они лишь разные стороны Единства. Вся материя строится из пар противоположностей - изучаем ли мы ядро атома, молекулу, кристаллическую решетку или живую клетку, мы находим это правило на всех уровнях творения. Если бы противоположностям дали возможность слиться, они нейтрализовали бы друг друга, и материя исчезла бы. Природа держит противоположные заряды отделенными друг от друга, и все же бок-о-бок, обеспечивая динамическое напряжение. Это динамическое напряжение называется «жизнь». Тот же принцип приложим к дизайну - замыкание сбалансированных противоположных элементов в пары дает жизнь узору...)


Одна из известных работ Эшера «Небо и воды», вдохновленная узорами Альгамбры. Эшер говорил о том, что всегда чувствовал сущностную тягу к мавританскому искусству: в течение жизни он посетил Альгамбру дважды

Когда в прошлом веке вопрос разбиения плоскости многоугольниками стал одним из активно изучаемых математиками, оказалось, что теория графов, теория игр, топология, теория хаоса и фракталов веками таились в традиционном орнаменте, дожидаясь взлета в высокую науку. В этом смысле сравнение с «каменной библиотекой» является для Альгамбры не такой уж далекой метафорой.

 

КАЛЛИГРАФИЯ АЛЬГАМБРЫ

«Искусство письма – это геометрия духа, выраженная посредством земного инструмента».(высказывание, приписываемое Платону или Евклиду)

Так же как и архитекторы, средневековые каллиграфы работали с сакральными пропорциями.

Каллиграфия была единственной отраслью исламского искусства, где правила и каноны красоты были четко прописаны. Масштаб букв и отношение ширины строк к их высоте тщательно откалибровывались. В мавританской Испании особым почетом пользовался наиболее древний, куфический стиль. Как пишет Роберт Ирвин, «это был удивительно угловатый стиль, хорошо приспособленный для вырезания на камне, и в своих ранних проявлениях довольно примивный и безыскусный на вид».

Отличительной чертой куфического письма, применявшегося в Альгамбре, было то, что верхние части вытянутых вертикально букв переходили в растительные орнаменты или переплетались между собой, создавая геометрические узоры. Переплетение каллиграфии и геометрических форм с растительным орнаментом дополнительно «насыщало взор», усиливало эффект рельефности и глубины.


Типичная каллиграфическая надпись на стене Альгамбры, где в угловатый куфический шрифт как бы естественным образом «врастает» растительный орнамент

Но это было далеко не все... Если современными западными посетителями Альгамбры арабские письмена воспринимаются просто как элемент отделки стен, оттеняя впечатление восточной экзотичности, то для тех, кто жил и обучался там, каллиграфия была не просто декоративной частью узора – прочтение надписей, помимо образной, загружало работой также аналитическую часть ума.

Такое задействование одновременно нескольких видов восприятия мы находим повсюду в Альгамбре - в совокупности со звуком текущей воды, запахом цветущих растений, игрой света и тени это создавало поистине магический эффект места.

 

Маленькие cекреты великих Мастеров

ОДУШЕВЛЕННЫЙ КАМЕНЬ

В Части 1 мы говорили о том, что несравненная Альгамбра была построена из самых дешевых материалов - глины, кирпича и штукатурки.  Kак при помощи таких простых средств создавалось место Силы?

Мастера Традиции исходят из того, что энергия, излучаемая человеком в высших состояниях сознания, может быть сохранена и как бы «наслоена» на носители из любых естественных материалов. Благодаря закону притяжения подобного к подобному, место постепенно «одушевляется». Накапливаясь, заряд этой энергии создает задел, доступный другим людям, при условии, что те войдут с ней в гармонию, контакт (lock-on).

Рельефный орнамент на стенах Альгамбры многократно увеличивает площадь их поверхности, что позволяет «наслаивать» гораздо больше.



Кроме того, Альгамбра, судя по всему, была одним из наиболее ранних сооружений, где исламские Строители применили архитектурный элемент, называемый мукарнас, состоящий из множества маленьких выступов с углублениями. Этот элемент, по виду очень похожий на соты, помимо прочих функций, также сильно увеличивает впитывающую площадь стен и сводов.


Мукарнас на арке при входе в Сала де ла Барка

Наслаивание на рельефную поверхность - не единственный метод, с помощью которого осуществляется одушевление объектов. Другим способом, который, в сочетании с первым, применялся в Альгамбре, была тщательная проработка декора - например, эмалированной мозаичной плитки, все мелкие детали которой изготавливались и выкладывались вручную.

 

СВЕТ И ТЕНЬ

Альгамбра выглядит совершенно иначе, чем Версаль или Букингемский дворец, и, хотя для этого есть множество причин культурного характера, суть разницы в том, что Альгамбру строили в части планеты, где много солнца. Поэтому, например, окна здесь существенно меньше по размеру и размещены таким образом, что зимой внутрь помещения попадает больше солнца, чем летом.

Как пишет Роберт Ирвин в книге об Альгамбре (The Alhambra), Мастера, построившие ee, работали со светом и тенью столь же тщательно, сколько с камнем и деревом. Они использовали деревянные ширмы и ставни с резным узором в качестве фильтров, a позолоченные поверхности в качестве рефлекторов. Вполне вероятно также, что использовались медные или бронзовые светильники с резным узором, отбрасывающие причудливые тени.

... Действительно, возможности Узора-Накша, создаваемого светом и тенью, по-своему богаче, чем нарисованного или высеченного на камне. Во-первых, он динамичен, подвижен. Во-вторых, при помощи светотени можно в каждое данное время суток создавать новое пространство. Наконец, в узор, создаваемый игрой света и тени, можно войти, а это совершенно иной опыт. Я поняла это, часами сидя буквально внутри Накша, образованного кружевной тенью от резной деревянной ставни, сквозь которую проникали солнечные (или лунные) лучи в нашей андалузской теккии, и наблюдая за перемещением узора по разным поверхностям.

В другой теккии я наблюдала за тенью, отбрасываемой большой и изысканной ажурной лампой из бронзы, подвешенной к потолку. Освещеннaя снизу свечой, онa создавалa круглый узор на потолке, а при солнечном свете отбрасывалa тень на стены. И все эти узоры были разными, поэтому каждый раз как бы создавалось новое пространство, новый опыт.

Некоторые исследователи полагают, что, в то время как большая часть архитектурных сооружений была созданa с расчетом производить впечатление при дневном свете, Альгамбра была тщательно спланирована, чтобы ею любоваться ночью. Некоторые ее части, кажущиеся невыразительными днем, проявляются совершенно иначе при ночном освещении. 


Миртовый Двор при ночном освещении. Нужно заметить, что два ряда кустов мирта, в настоящее время расположенные как ограда по бокам бассейна, в 14-м веке располагались ниже уровня земли, так, чтобы не закрывать вид на отражение в воде. Таким образом впечатление небесного храма было полным. Источник фотографии

Отражения, создаваемые идеально ровной поверхностью воды - часть дизайна, которым Строители хотели указать на то, что видимая и осязаемая часть Альгамбры – лишь отражение, тень истинной, «небесной» Альгамбры, как и любая вещь на земле – лишь несовершенное отражение сути этой вещи из мира первообразов.

Дворцы Альгамбры в средневековье, скорее всего, освещались снизу, создавая мистический, неземной вид. Дошедшие до нас источники свидетельствуют о том, что правители Гранады тратили огромные суммы на свечи, которые специально привозили из Дамаска.

В исламской архитектуре ракурс и угол зрения имеют ключевое значение, а расположение каждой арки, окна или дверного проема тщательно спланировано с учетом воздействия на посетителя открывающегося с их помощью вида.


Эта фотография сделана не в Альгамбре, где нам удалось побывать
только днем, а в другой андалузской теккии, но я решила привести ее здесь,
поскольку она иллюстрирует возможности ракурса и освещения

Посещая места вроде Альгамбры (и делая фотографии), следует также помнить, что люди, для которых она строилась, проводили большую часть времени, сидя на полу на коврах, поэтому наиболее выгрышный ракурс становится доступен именно из такого положения. Это, кстати, объясняет расположение почти на уровне пола небольших ниш, куда ставили кувшины-карафе с водой или напитками, а также очень низкие, стоящие прямо на полу каменные чаши фонтанов.

ВОДА

Почему для мест Силы так важна вода? Ответ прост - по той же причине, по которой кровь важна для живого организма. Вода – уникальный медиум для переноса тонких веществ: ни одно другое вещество на Земле с ней в этом не может сравниться (почему это так, я писала здесь). Так же, как кровь, переносящая кислород от легких ко всем органам, вода вбирает тонкие вещества в местах, где они генерируются, и, циркулируя по системе каналов, напитывает ими пространство.

Как писал в своей книге ученик Омара Али-Шаха (Аги), Оливер Хоар: «Отличительной особенностью Альгамбры и Хенералифе является использование воды: фонтаны, бассейны, потоки и водопады – все они питались от системы, которая является одним из чудес гидрологической инженерии. Воздействие, оказываемое водоемами на атмосферу, вполне ощутимо. Конструкторами Альгамбры был разработан особый метод циркулирования воды, который приводит к значительному увеличению количества негативно заряженных ионов в воздухе, что оказывает самое благотворное воздействие на любое живое существо, оказавшееся рядом – землю, растения, животных и людей... Ага говорил, что священные места всегда устраивались неподалеку от водоемов, а монастыри зачастую возводились рядом с водопадами – наиболее эффективными генераторами отрицательных ионов». (О.Хоар. «Все и ничего»)


Система таких каналов, приносящая воду
со склонов Сьерра-Невады, пронизывает всю Альгамбру

Ага также говорил о том, что ионизация очень важна, так как создает «несущую волну» для более тонких энергий («Суфизм как терапия»).

Фонтаны Альгамбры, как и в других объектах исламской архитектуры, изначально устраивались так, что вода в них не расплескивалась с шумом, а скорее стекала, мягко журча – здесь тоже уместно сравнение с кровеносной системой, где движение крови не должно быть ни слишком быстрым, ни слишком медленным – а именно таким, чтобы создавать достаточно времени для обмена и переноса нужных веществ.


Этот небольшой фонтан в садах Хенералифе был назван Агой (со слов Ирины Хоар) «Передатчиком». Ага сказал про него: «Вся энергия Альхамбры сконцентрирована в этом маленьком фонтане – он переполнен ею». К сожалению, к этому фонтану нельзя спуститься, можно только посмотреть на него сверху, из павильона. Все фонтаны Альгамбры в целом, по словам Аги, «концентрируют энергию с периодичностью в две минуты».  

Такие фонтаны садов Хенералифе, где струя воды высоко поднимается вверх, а затем с шумом обрушивается обратно – нововведение испанских хозяев Альгамбры. Хотя такие фонтаны привлекательны на вид, они были созданы в отстутствие Знания первоначальных Строителей о роли воды как медиума для переноса тонкой энергии

Как говорилось выше, водные поверхности широко использовались создателями Альгамбры как дополнительный элемент дизайна, добавляющий новое, внеземное измерение ее строениям. Чтобы отражение было безупречным, поверхность воды должна была быть совершенно ровной, подобной зеркалу. (Поэтому в мавританской Альгамбре никаких золотых рыбок в водоемах, как сейчас, не было – это недавнее нововведение).

Но как добиться того, чтобы текущая в бассейн вода, которая по природе своей всегда создает вихреобразный поток, не создавала ни малейшей волны на зеркальной глади? Как видно на приведенной ниже фотографии, Строители Альгамбры придумали хитроумное решение, основанное на понимании универсального Закона взаимного действия двух противоположных сил.


Форма водостока в Миртовом Дворике устроена так, что два противоположных потока воды направляются в круглое углубление, где взаимно погашают силу друг друга, и стекающая вода не нарушает покой поверхности

 

ПОЮЩИЕ САДЫ

Говоря о воде, нельзя не сказать также о воздействии звука, производимого текущей водой и фонтанами Альгамбры. Правильная звуковая атмосфера - одна из важнейших составляющих «машины кайфа». Существует идея о том, что фонтаны Альгамбры, так же, как и других мест Традиции, настроены на определенный набор частот таким образом, что их звучание создает эквивалент молитвенной формулы. Войдя в гармонический резонанс с этим звучанием, некоторые люди получают доступ к энергии, накопленной в данном месте Силы.

Для меня лично «пропуском» к энергии суфийских мест Силы стало не только журчание текущей воды, но и звуки живого оркестра: птиц, лягушек и насекомых. Бывая в теккии и слушая их пение, я часто отмечала, что звучание каждого из них сгармонизировано как с естественными шумами: ветра, воды, листвы, так и в отношении других участников «концерта»  - и в частоте, и в просодии (ритме). Сонастраиваясь с живым оркестром и встраивая в него произносимую про себя молитву, невозможно не стать частью гармонии.

Сады, разбитые вокруг суфийских теккий, всегда имеют целью, помимо прочего, создание правильного акустического ландшафта - слаженной и динамически сбалансированной звуковой системы. Баланс в такой природной системе поддерживается автоматически: если один из участников «оркестра» по какой-то причине выбывает из него, эту нишу тут же заполняет другой, с подходящей звуковой «подписью».

 

ВОСЬМИУГОЛЬНАЯ ТЕККИЯ

Это октагональная палата, больше известная туристам как «комната секретов», в настоящее время является частью дворца, построенного в 16-м веке Карлом V. Документальных сведений о том, что на этом месте было при мавританских хозяевах Альгамбры, не сохранилось – возможно, эта комната была там и раньше, в том или ином виде, и с той же функцией. Дворец Карла V сильно диссонирует по стилю с мавританской частью Альгамбры - за исключением только этой небольшой восьмиугольной комнаты, геометрия которой, основанная на пропорции √2, встраивается в целое весьма органично.

  
На приведенном плане восьмиугольная теккия обозначена номером 22 – в настоящее время это помещение используется как выставочный зал, поэтому фотографии внутри него делать не разрешается

Внутри это помещение куполообразное, с восемью небольшими нишами, где может свободно помещаться человек. По словам Омара Али-Шаха, эта комната когда-то служила своего рода «приемником» и теккией, и в одно из посещений Альгамбры в 70-х годах прошлого века, как писала Ирина Хоар, обойдя все восемь ниш, он сказал, что они «работают – и до сих пор работают хорошо». Ага и его брат Идрис Шах придавали особую важность геометрическому дизайну восьмиугольной комнаты: по их инструкциям двумя учениками в ней были сделаны точные замеры (как мне сказал Друг, во время обычного посещения дворца, при помощи выдвижного спиннинга). Позже, в своем имении в Лэнгтоне Шах построил точную копию теккии, отдельные секции которой спускали в сад на вертолете. Другая копия была построена в Андалузии, а еще несколько, аналогичных по размерам, но немного отличающихся по внутреннему дизайну, были возведены в разных странах Латинской Америки (я лично видела две).

У октагональной теккии Альгамбры примечательная акустика – если сказать что-то очень тихо, стоя прямо у каменной стены, человек, стоящий рядом, не расслышит, что вы сказали, зато кто-то, находящийся ровно напротив у противоположной стены, услышит вас так, как будто вы говорите ему прямо в ухо. Такая необычная акустика, возможная благодаря куполообразной и октагональной форме помещения, и стала причиной того, что это место называют «комнатой секретов».

Мы пробовали экспериментировать с этим – все действительно оказалось именно так. Стоя у каменной стены, я раздумывала над вопросом, как такое возможно, и мне пришел образ – звуковая волна не в виде синусоиды, как это обычно представляют в учебниках, а в виде симметричного узора, какие получаются в экспериментах новой науки, называемой киматика. Возможно, причина необычной акустики в резонансе октагонального узора теккии и узора, который образуется звучанием нашего голоса. Изучение вопроса показало, что пришедший образ был по сути верен, но об этом - в другой раз...

*****
На этом я заканчиваю цикл заметок о мистической Альгамбре. Хотя в настоящее время она уже не играет такую роль, какую выполняла, будучи центром Традиции в Андалузии, Альгамбра всегда будет эталоном красоты, музеем сакральной геометрии и «родительским домом» теккий Традиции на Западе. Сила ее не только сохранена в детях, но и будет преумножена.

И да будет нами доволен Хозяин Альгамбры.

 

Снимки Нины Ассалам   (Обсуждение в ЖЖ)

Категории: Основные разделы, Религии мира
Короткая ссылка на этот пост: http://vectork.org/?p=9165

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.