Поэт Михаил Мазель

(Подборка Валерия Аллина)

Предзимье

“У зим бывают имена…” Давид Самойлов

skaznov_3У зим бывают имена.
У осени - цвета и звуки.
Я не постиг пока науки.
Я, затаившись, вспоминал
глаза её, и запах шеи,
и шелест платьев по утрам.
Мы - пленники оконных рам,
что дачники в краю решений.
Вот только отдых нам не мил.
Глаза… ведь мы опять не спросим,
о чём молчит под зиму осень,
и кто нас вместе приземлил.

Снимок Станислава Казнова (Обсуждать в ЖЖ)

 

Там, где…

…А.М.

rider7_11Я путь держал в далёкую страну,
названия которой нет на карте.
Стараясь не глядеть себе в корму,
я уверял, что дело не в азарте,
и, продолжая верить праотцам,
я нагло рушил веры постулаты
(при этом ничего не порицал,
как и не проявлял любви к театру).
Но в том и состоялся парадокс,
что не найдя страны – нашёл я многое.
Как перекрёсток распустился флокс,
когда я слился с новою дорогою.
Я плакал, если мир опять мельчал:
случалось и такое очень часто.
Но если уменьшался вновь причал –
я снова верил в призрачное счастье,
и в то, что где-то люди сеют свет,
и где-то есть ещё… которым надо.
Наш мир театр? Парадоксов нет?
Я снова там, где звёзды как гирлянды.

Снимок Алексея Терентьева (Обсуждать в ЖЖ)

 

В сравнении

Г. Л.

vladsokolovsky_14Когда целый мир от бессилья болеет,
и сосны рыдают дождинками игл,
ты страждешь сбежать от тоски и елея
и в тайне коришь, что уже не постиг
науки спасенья; не помнил ошибок,
а только пытался нести, что неброско,
а то, что всё тело в пометках ушибов,
так это не важно, в досаде наброска.
Неважно, что тихо, беззвучно, спонтанно,
но, видимо, нужно, раз сосны всё плачут.
И ветер вдруг вступит с руладой гортанной
о том, что последний концерт не проплачен.

Там шрамы оврагов и гнёзда воронок
наполнятся небом, дожди вспоминая.
Органы, очнувшись, лишатся заслонок,
и звуки с дождями сплетутся, сминая
тоску и елей и сосновые иглы,
и мир обернут, как в спасительный кокон,
в листву, из которой уже не воздвигла
дворцы осень, павшая в мир, экивоком
в досаде наброска. Ты страждешь и бьёшся,
как нота; подхватишь, фиксируя миг,
последний кленовый, воткнув в небо брошью
над миром больным, что в сравненьи велик.

Снимок Влада Соколовского (Обсуждать в ЖЖ)

 

Хоть чуть-чуть…

«Будто Бог нажал клавиши…»
А. Макаревич «Памяти Галича»

vladsokolovsky_11Время слушать Галича и плакать.
Время уезжать и возвращаться.
Ветер шебуршит щетиной злаков,
говорит: “Допей! Пора прощаться.”
Убраны давно поля озимых.
Паровоз заждался под парами.
Ты не знал, что стал легко ранимым,
вдруг проникнув в смысл слова “прямо”?

Время слушать Галича и ехать,
сознавая избранность маршрута,
заблуждаясь в том, что всё не к спеху,
глядя в синий купол парашюта.
Он опять надулся над домами,
над тревогой, шпалами, над полем.
Кто на нём спускается?.. Мы с вами:
с неба по вагонам и не более…

Если только,.. вслушиваясь, думать.
Боже мой! Зачем ты даришь взрослость?
Дно вагона делается трюмом.
Облака сжимаются в торосы.
Зябкость превращается в молитву.
“Хоть чуть-чуть дозволь мне верить в цепкость
вереницы дней, секущих бритвой.
Всё чего достиг - в цветную щепку.”

У пророков нет иной заботы
как не выбирать иной дороги.
Что это растет опять по борту?
В этой “сделке” пункты не о торге.
Под крылом земля, моря и… песня
хоть чуть-чуть латает наши души.
Если осознать – то боль уместна.
Парашют раскрыт, и время слушать.

Время слушать Галича и помнить,
как лились дожди на Землю пеплом.
Помнить треск в углах забытых комнат.
Помнить, как печаль твоя окрепла.
Помнить то, как Бог коснулся клавиш.
Как на мост мы поднялись не в ногу…
Я собьюсь, а ты меня поправишь.
Для начала это очень много.

Снимок Влада Соколовского (Обсуждать в ЖЖ)

 

Пред… рассудки

in-fa_08

…… Михаилу Пристову

Я наверно разучился любить.
Вероятно: заблудился в лесу.
Помню море и вдали корабли.
Позабыл, что я канатный плясун.

Натяните горизонт как канат.
Самолётный дайте в руки мне след.
Это сердце или звук канонад?
Это капель блёстки вновь на весле?

Бродят - ходят вдоль земли облака,
словно люди потерявшие сны.
В грусть-печаль не я людей облекал.
Не ко мне немой их взор: “Объясни!”

Не ко мне. Я сам застыл средь теней,
средь деревьев, среди волн, среди скал.
Я не знаю, кто умней, кто честней,
и не вспомню, что и где я искал.

Если только, что умел я мечтать,
но стихи свои не знал наизусть.
Лёгкость перьев - та же тяжесть меча...
Облака себе глядят до-
...................................... низу.

Я задену их рукой, трепеща.
Я вдруг вспомнил, как учился у слов,
понимая принимать и прощать...
Я учился без вязанья узлов.

След растаял. Горизонт - застил лес.
Осознал я: предрассудки - зола.
Даже если не с каната я слез,
натяните и… была, не была.

Снимок Наталии Куклевой (Обсуждать в ЖЖ)

 

Оловянная конница
in-fa_09

…… Мише Брифу

Стихи – они что котики:
царапают, царапают…
достаточно в них готики
и слёз, что тихо капают.
В них звуки рукоплещутся
совсем не рукотворные,
и часто в них мерещатся
виденья не повторные.

В них не закрыты форточки.
В них свет идёт сквозь щёлочки.
Под красочной обёрточкой
в них кислота со щёлочью.
И странно, что не капают
они… не жгут ладони нам,
а, гладя мягкой лапою,
становятся бездоннее.

Не щурьтесь. Не мурлыкайте.
Не плачьте – эка невидаль.
Луну и солнце выкатят,
освободив из невода,
и в свете их бесхитростном
по улицам неузнанным…
стихи, как я - расхристанный,
блуждают не доужинав.

И в небесах над шпилями,
над гордыми светилами
невиданными пылями
нам делаются милыми,
и сыпятся на головы –
кто дорог, и кто помнится…
И тает, тает олово.
Стихи – они что конница.

Снимок Наталии Куклевой (Обсуждать в ЖЖ)

 

Категории: Библиотека, Поэзия
Короткая ссылка на этот пост: http://vectork.org/?p=2788

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.