О няне Пушкина

Алексей Шатров

111aszc2fИринья (именно таково, согласно метрике, было её имя; Арина – имя домашнее; у Пушкиных Арину звали просто Родионовной; сам поэт упоминает её исключительно как «няню» – без всяких имён) …так вот – родилась самая знаменитая нянька нашей литературы в селе Суйда Копорского уезда (называемом также Воскресенским – по местной церкви). Родители её – Лукерья Кириллова и Родион Яковлев (откуда позже и возникнет гипотетическая фамилия – хотя, по документам, и в традициях своего времени, Ирина звалась Родионовой) …одним словом – предки её были крепостными графа Апраксина – но уже на следующий год он продаст эти земли (само собой, с крестьянами вместе) Абраму Ганнибалу – «Арапу Петра Великого». …Некоторые исследователи полагают, что отец Арины был «финно-угорского происхождения»; другие это отрицают – во всяком случае, известно, что он рано осиротел, и был взят в «приёмыши» бездетными соседями. Ну, неважно...

В двадцать три года «крестьянская девка Иринья Родионова» выйдет замуж за «крестьянского сына отрока Фёдора Матвеева» из соседней деревни Кобрино – куда ей и разрешат переехать. Карьера в господском доме начнётся почти через десять лет – причём, так успешно, что вскоре Мария Алексеевна Ганнибал пожалует Арине отдельную избу. Ряд источников упоминают, что ей довелось понянчить ещё матушку нашего всего, Надежду Осиповну (хотя той уже было лет пятнадцать-шестнадцать) – но доподлинно известно, что сначала под опеку Арины Родионовны попадёт племянник барыни; затем она станет кормилицей старшей сестры Пушкина, Ольги – и, наконец, дело дойдёт до самого Александра – а потом и его брата, Льва…

Тут важно заметить, что под опекой няни будущий поэт оставался всего лишь лет до шести (а из его воспоминаний следует, что в роли сказительницы юный Александр, вообще-то, предпочитал родную бабку) – позже функции гувернёра перейдут к «дядьке» Никите Козлову – который, к слову, ещё успеет внести своего раненного воспитанника в дом на Мойке после злополучной дуэли (а затем и опустить гроб в землю) – но будет благополучно забыт биографами…

Таким образом, пути Пушкина и «подруги дней его суровых» надолго разойдутся. Арина переедет вслед за хозяйкой сначала в Москву, затем – в подмосковное Захарово – и, наконец, в Михайловское Псковской губернии. Тут они и повстречаются вновь – когда, в 1824 году, начнётся знаменитая ссылка поэта… Эта история продолжится чуть больше двух лет: «…вечером слушаю сказки – и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания. Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!» Из другого письма: «…встреча моей дворни, хамов и моей няни – ей-богу, приятнее щекотит сердце, чем слава, наслаждение самолюбия, рассеянности и пр. Няня моя уморительна. Вообрази, что 70-ти лет она выучила наизусть новую молитву о «Умилении сердца владыки и укрощении духа его свирепости», молитвы, вероятно, сочиненной при царе Иване. Теперь у ней попы дерут молебен и мешают мне заниматься делом».

Годы спустя Пушкин напишет жене: «В Михайловском нашёл я всё по-старому, кроме того, что нет в нём няни моей…» – в 1828 году семидесятилетняя старушка скончается в Петербурге, в доме вскормленной ею когда-то Ольги… Поэта на похоронах не будет – а могила вскоре затеряется…

Вероятно, многим памятны строки:

Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

И это отнюдь не «поэтическое воображение» – приятель Пушкина, поэт Языков, свидетельствует: «…она была ласковая, заботливая хлопотунья, неистощимая рассказчица, порой и веселая собутыльница». Как принято считать, муж Арины Родионовны умер именно от пьянства – однако, непохоже, что её собственное «увлечение» было настолько серьёзно, чтобы сказаться на отношениях с барами… тот же Языков посвящает няне друга целое стихотворение, патетически восклицая:

Свет Родионовна, забуду ли тебя?..

И далее:

Ты, благодатная хозяйка сени той,
Где Пушкин, не сражён суровою судьбой…
Ты занимала нас – добра и весела –
Про стародавних бар затейливым рассказом:
Мы удивлялися почтенным их проказам,
Мы верили тебе – и смех не прерывал
Твоих бесхитростных суждений и похвал;
Свободно говорил язык словоохотный,
И лёгкие часы летели беззаботно!

К сожалению, ни Пушкин, ни его творческие друзья не удосужатся оставить мало-мальски толкового описания Арины Родионовны – не говоря уж о портрете!.. (Имеющийся вряд ли соответствует действительности… так что приходится довольствоваться краткой ремаркой упомянутой Ольги: «Старушка чрезвычайно почтенная – лицом полная, вся седая, страстно любившая своего питомца…». И ещё есть изображение на кости, неведомо как попавшее уже в начале XX века к Горькому на Капри…

(обсуждение в ЖЖ)

Категории: История, Основные разделы
Короткая ссылка на этот пост: http://vectork.org/?p=8394

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.