Памяти Ксении Блаженной

Татьяна Богданова

66209_originalДля меня почитание святой Ксении блаженной Петербургской не просто дань традиции, но нечто гораздо большее - это глубокое переживание личного духовного опыта. Не помню точно, в каком году я впервые пришла к часовне Ксении блаженной на Смоленском кладбище, скорее всего, в начале 80-х, но в моих воспоминаниях эта встреча всплывает как ощущение реальности её присутствия в этом месте.

С момента того первого посещения часовни прошли годы, я закончила учебу, и жизнь протекала по своим законам, а на сложных поворотах диктовала свои правила. Те 90-е, которые назвали «годами перестройки», для большинства простых советских людей, выживавших кто как мог, навсегда запечатались в воспоминаниях, связанных с получением талонов, длинными очередями за "положенным килограммом» муки и мяса и 200 граммами сливочного масла "в одни руки", отсутствием не только стирального порошка, но и мыла, да и практически всех других жизненно необходимых продуктов. Одним словом, в магазинах на полках ничего не обнаруживалось, кроме сухой, завалявшейся ставриды, соли и спичек... Трудно даже вспомнить, что же еще можно было тогда купить, если и крупа, и мыло, и чай, и сахар были по талонам, а за перловкой, которую иногда "выбрасывали", именно - выбрасывали в продажу, стояли сумасшедшие километровые очереди...

Как ни странно, многих тогда, как и меня, спасала возможность обменять свои водочные талоны на продуктовые или просто продать за «деревянные» рубли... Всё это уже, конечно, давно забылось, как страшный сон, но воспоминание о моём личном, "живом общении" с Ксенией блаженной в тот период жизни и удивительные события, связанные с нею, остались запечатлёнными удивительным образом...

В эти суровые 90-е годы, как и большинству моих знакомых, мне пришлось пережить и голод, и нужду, тем не менее, ходить к друзьям в гости иногда удавалось не с пустыми руками, а "с продуктовым подарочком". До сих пор мой близкий друг и учитель - искусствовед из Русского музея Т.П.Норинская, вспоминает, как, навещая её, я приносила с собой всегда что-то съедобное: масло, чай, какую-нибудь вкусную рыбку из «чудесной посылки», присылаемой моими родителями из "не совсем голодной и вообщем-то обеспеченной" Москвы.

В то время увлечение и поэзией, и живописью у меня уже было достаточно серьезным. И хотя хлеб насущный приходилось зарабатывать своей основной профессией, тем не менее, именно глубокое погружение в творчество помогало мне выдерживать тест "на выживание в экстремальных условиях". И каждый раз, возвращаясь в своей памяти к тому сложному и тяжёлому периоду жизни, я всегда вспоминаю именно Ксению блаженную.

Помню отчётливо тот 1992 год, когда эти испытания стали уже невыносимыми от постоянных, длительных болезней, практически не прекращающихся после смерти мужа... Помню, как я ходила уже в разные церкви, и в этом была уже постоянная потребность, но найти свой храм почему-то никак не получалось... Не помню точно уже когда, но в какой момент я почему-то постоянно стала отчётливо ощущать - видеть своим "внутренним взором" Ксению блаженную, распростёртую сверху над нашим городом. Что это было: покров, предстояние, вымаливание, - не знаю, для меня не это было важным на тот момент, главное, что это постоянное внутреннее вИдение её присутствия привело, в конце концов, к тому, что я ощутила какой-то внутренний толчок, который буквально заставил меня написать эйдос-картину "Ксения блаженная"...

Не знаю, имела ли я тогда право на создание "неканоничного портрета", но совершенно точно могу сказать одно: НЕ НАПИСАТЬ эту картину, я не могла... Через некоторое время картина была подарена одной знакомой даме, но почему-то, по необъяснимым причинам, она вернула мне её обратно. Спустя полгода я неожиданно нашла и свой храм - церковь Рождества Иоанна Предтечи, недалеко от дома в районе Черной речки, куда я в конце концов переехала после долгих скитаний. Там же, в этой церкви, через несколько лет я познакомилась и с удивительной человеком, писательницей Екатериной Вощининой.

Прошло около десяти лет, и совершенно случайно узнаю от своей тетушки, что мои прадед и прабабушка были прихожанами Матфиевской церкви, что на Матвеевской улице (ныне - часть улицы Ленина), среди прихожан которой была, по преданию, и Ксения Петербургская. Погибли они в страшные дни блокады от голода, но что более удивительно, были похоронены именно на Смоленском кладбище, в общей могиле, недалеко от часовни Ксении блаженной.

А «портрет Ксении блаженной» так и остался со мной по сей день, как одно из любимых "художественных творений"...

Картина Татьяны Богдановой (Обсуждение в ЖЖ)

Категории: Библиотека, Искусство, Основные разделы, Религии мира
Короткая ссылка на этот пост: http://vectork.org/?p=2368

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.