Подсолнух и Художник

Ирина Азаренкова
azarenia_02Пронзительно завывал ветер, срывая нарядную осеннюю листву.

В саду – свежо и прохладно, как бывает только осенью. Воздух жe настолько нереально прозрачен, что под солнцем светится каждый лист.

"Как же не хочется покидать этот прекрасный мир!" – думал высоченный Подсолнух, переливаясь золотистыми лепестками.

Он посмотрел вниз на своих собратьев. Те болтали между собой, задрав лохматые головы к солнцу. О чем они говорили, наш великан слышать не мог, поскольку был переростком. Его могучий ствол с жилистыми листьями трепал бродяга–ветер. Того и гляди сломает!

Подсолнух возвышался гордо и одиноко, касаясь лепестками черепичной крыши двухэтажного хозяйского дома и думал грустную думу: "Что же это получается? Ведь я так старался быть лучшим, так стремился дорасти до самого Солнца! Мы на то и подсолнухи, чтобы стремиться к Солнцу. Я всегда был самым удачливым и прекрасным. Вот они стоят там внизу, задрав свои безмозглые желтые головы ко мне! Ко мне, которому удалось дорасти и приблизиться к самому светилу! И что теперь?! Получается, что я первым паду под порывами этого проклятого ветра, а если и нет, то все равно завяну, как все, и сгину, сгину, сгину..."

Пока Подсолнух плакал желтыми лепестками, на него из окна дома напряженно смотрел смешной нелепый человек в большом сером свитере грубой вязки и свободных парусиновых штанах. Он держал в руках мольберт и кисти и, как не трудно догадаться, был Художником.

"Иди ко мне, я сделаю тебя бессмертным..." – говорил он мысленно цветку, нанося большие нервные мазки на шершавый льняной холст.

И... о чудо! Подсолнух услышал слово "бессмертный" и повернул к Художнику свою огромную лохматую голову.

Чем дальше продвигалась картина к завершению, чем больше входил цветок в мысли творца. Художник тоже начал понимать, о чем думала его модель. Завязался диалог:

– Бессмертным... как же ты сделаешь меня бессмертным, ведь ты только человек!

– Я не просто человек, я Художник и умею творить чудеса.

– Хорошо, я тебе почему–то верю. Но как ты можешь меня уберечь от этого безумного ветра и от наступающих холодов?

– А вот увидишь! Осталось совсем немного, потерпи, я вот–вот закончу.

Между тем осень уже по–настоящему вступила в свои права и хозяйничала в нашем саду, морозя землю ночами и поливая её обильным дождем. Ветер совсем обнаглел и безжалостно оголял всё вокруг. Особенно он свирепствовал с нашим Подсолнухом.

– Ну что, выскочка! Жив ещё?! Сейчас сильнее дуну и тебя не станет!

– Но почему, почему ты меня так ненавидишь?! Что я тебе сделал? – вопил от боли бедный цветок.

– Работа у меня такая! Да и не нравишься ты мне. Почему таким верзилой вымахал? До самого Солнца хотел добраться?! Это никому не дано, даже мне. За это и получай!

– Оййй.... как больно! Где ты, Художник, со своим бессмертием? Отзовись! Ведь убьет меня проклятый ветер!

Художник в этот момент вовсе не бездействовал. Он наносил последние лессировки на живописный холст. С картины смотрел божественно–прекрасный, одинокий цветок, лепестки которого, как живые, изгибались под порывами жестокого ветра. Полотно дышало вдохновением и легкостью серебристого осеннего неба.

Наконец, был сделан последний мазок. В этот момент Ветер дунул с особой силой, и могучий ствол цветка раскололся, а золотая голова безжизненной повисла набок тряпичной куклой.

– Аххх... – испустил было Подсолнух последний вздох.

Мир вокруг на секунду померк, но потом появился вновь, только – совсем другим.
Внутри мастерской было немного сумрачно, с соседних стен на Подсолнух смотрели разноцветные полотна, а в окне он увидел своё несчастное растерзанное тело и поникшую голову с золотой гривой лепестков.

– Так вот что значит Бессмертие!..– прошептал удивлённый Подсолнух.

Художник поставил зеркало напротив, чтобы цветок мог собой любоваться.

– Как я однако хорош! Совсем не хуже, чем в жизни. К тому же здесь тепло и сухо, – радовался он, смотря на своё отражение.

– Ты –– самая лучшая моя работа и вполне достоин Бессмертия! – взволнованно ответил Художник.

С тех пор, как Подсолнух поселился в мастерской, прошли годы. Модель и творец говорили друг с другом долгими вечерами. Художник постоянно жаловался. Его работы никто не покупал, не хватало денег на краски и нечего было есть. В мастеркую периодически приходили люди и вели долгие беседы об искусстве. Художнику говорили, что его полотна грубы, что пишет он в немодной нынче манере, что надо меняться в духе со временем, не искажая при этом действительности. Всякое такое... Много чего говорили.

Он страдал, особенно вечерами, когда оставался один с Подсолнухом:

– Почему они не понимают, что это прекрасно?

– Ты – гений, Художник! Ведь ты дал мне Бессмертие. Может они не знают? Скажи им! – пытался помочь цветок своему создателю.

– Бесполезно, они не поверят, они ни во что не верят...

Потом Художник умер.

Умер прямо перед мольбертом. Когда он падал, то Подсолнух хотел его поддержать, но не смог.

В мастерскую пришли люди. Сняли картины со стен и поставили в темное место, куда совсем не проникали солнечные лучи. Подсолнух очень страдал без света и воздуха и безумно скучал по своему создателю – Художнику.

Прошло много времени. И вот, наконец, Подсолнух достали из темноты чулана, долго рассматривали, хвалили, а потом отнесли в красивый большой дом и повесили там на стенку, рядом с фотографией Художника, среди его остальных работ.

Каждый день по музею ходили люди. Они восхищались Подсолнухом и болтали всякую ерунду о Художнике. Говорили, что тот спился, что зарыл свой талант в могилу, что был безумен... и многое другое.

– Молчите, молчите, люди! – кричал возмущенный цветок, – Художник был гением! Самым лучшим из вас! Он дал мне Бессмертие!

Но Подсолнух никто не слышал.

(Картина Ирины Азаренковой) (обсуждение в ЖЖ)

Категории: Основные разделы, Сказки и притчи, Тексты
Короткая ссылка на этот пост: http://vectork.org/?p=625

Добавить комментарий