О гурджиевской групповой работе

(Беседы лидера нью-йоркской гурджиевской группы Джерри Брюстера; перевод Андрея Коклина)

Вопрос: Десять лет назад мы собирали архивы в нью-йоркской квартире мадам де Гартман после её смерти, и там стояли коробки с рукописями, которые надо было отправить в Монреаль. Помню, я достал из коробки одну из записей групповой встречи, где присутствовали м-р Ораж, мадам де Зальцман и мадам де Гартман … и был буквально поражён, какие сокровища находились в этой коробке.

Джерри Брюстер: Раз уж мы взялись за воспоминания, поделюсь тоже одним из своих впечатлений от встреч с мадам де Зальцман, мадам де Гартман и миссис Эвелин Сутта … возможность слышать вопросы и ответы мадам де Зальцман произвела на меня тогда очень интересное впечатление. Я вдруг осознал, как что-то пробудилось во мне и я вспомнил, что уже слышал от неё все эти вещи ещё лет 10-15 назад, и сейчас она говорила то же самое... Но при этом, в какой-то момент, все в Нью-Йорке вдруг начали говорить: "Как же необыкновенная женщина эта мадам де Зальцман — похоже, она привносит совершенно новую, экстраординарную линию в работе". То есть, некоторые люди вдруг начали слышать и воспринимать ту линию работы, которую она долгое время стремилась до них донести, хотя говорила она об этом уже много лет.

Вопрос: Это напоминает мне — я тоже долгое время спрашивал Вас об одном и том же, каждый раз пытаясь сформулировать свой вопрос как-то иначе, в надежде получить новый ответ — но Вы всегда отвечали мне одинаковым образом. Наконец, в отчаянии, я не выдержал и сказал: "Джерри, всякий раз, когда я спрашиваю, Вы говорите мне одно и то же". А Вы тогда посмотрели на меня и ответили: "Я жду, когда Вы услышите это!"

Джерри Брюстер: Да, всё то же самое я видел и в себе много раз с мадам де Зальцман. Люди часто недоумевали: "Почему она не отвечает на мой вопрос?" Но позже они понимали, что именно то, что она им говорила, и являлось ответом на вопрос… она пыталась указать им направление к другому — высшему — уровню, а они не желали — или не могли — слышать это.

Вопрос: Если я оказываюсь в ситуации, где знаю, что вор приближается, каким образом я могу подготовить себя?

Джерри Брюстер: Вы должны знать этого вора — возможно, этим вором является как раз кто-то в вашем наиболее доверенном окружении. Я знаю, что вор был здесь — я уже ограблен — скажем, я вижу его следы. Можно вспомнить старую карикатуру из NewYorker, где женщина говорит: "Я помню, как открывала банку, помню, как мыла кастрюлю, но не помню, чтобы я ела перец чили".

Вам придётся научиться есть этот чили; вы уже знаете, что вор был здесь. Надо научиться принимать участие в своей жизни. Такие как мы есть сейчас, мы лишь радушно приветствуем вора. Но если вы действительно начнете привлекать своё внимание к данному моменту, вы начнёте обнаруживать, что вора этого могут представлять, например, определённые физические позы, которым вы доверяете.

Недавно, когда я был в Мексике, я прочитал там об убийстве репортёра несколько лет назад. Первоначальное расследование этого убийства зашло в тупик, но потом там был избран новый президент, и одной из первых вещей, сделанных этим мексиканским президентом, было подключение новых людей к данному расследованию. И это новое расследование обнаружило, что убийцей оказался именно тот человек, который руководил изначальным расследованием… Это как раз наша проблема! ((Смех))

Вопрос: Этим утром мне было трудно быть присутствующим в данном моменте.. даже просто делать попытки к этому. Я легко чувствовал себя обиженным по любому поводу, находясь в каком-то тумане, пассивным…

Джерри Брюстер: Ну, 'эго' — это было бы слишком просто. Здесь есть много аспектов. Скажем, у меня есть тенденция к скрытности, но как мне кажется, возможно, самый большой секрет заключается в том, что я держу всё в тайне от самого себя.

Вопрос: Этим утром мне стало очевидным, насколько я не-свободен. И мне хотелось бы знать, что может дать эту возможность быть свободным?

Джерри Брюстер: Я нашёл эту задачу трудной, что расстроило и разочаровало меня. И всё же, я время от времени пытался вернуться к своему телу и это помогло мне.

Вопрос: Для меня задача рубки овощей или курицы с использованием лишь реально необходимого количества энергии оказалась действительно большим делом. Я вижу сейчас, почему мало занимаюсь этим дома, потому что здесь требуется делать нечто весьма тонкое, очень точное и повторяющееся.

Джерри Брюстер: Этим утром я был очень расслабленным практически во всём, что я делал, а потом вдруг осознал, что становлюсь немного более беспокойным и напряжённым; но я смог найти нечто в данном моменте, что позволило мне избавиться от своего беспокойства.

Вопрос: То, что Вы говорите, для меня очень полезно, поскольку я осознаю, что продолжаю искать что-то ещё, вместо того, чтобы смотреть на то, что есть прямо сейчас. Вы правы, мои утренние занятия были больше похожи на то, что Вы назвали "растяжением". У меня было ощущение, что здесь я в безопасности, и я воображал, что вот-вот появится что-то более утончённое и прекрасное. Но я не открыт для того, что доступно мне сейчас. И вдруг я осознаю, что мне лучше приложить усилия — что-то зависит и от меня.

Джерри Брюстер: Я пытаюсь бороться с многими 'я' и сталкиваюсь с большим сопротивлением в выполнении этой работы, которую поставил перед собой. Я обнаруживаю, что начинаю кричать на самого себя… "Сфокусируйся… это твой единственный шанс сделать это и быть здесь… соберись!" Я уже начал пытаться фокусироваться на каждый вдох, и у меня действительно появляется ощущение на какой-то момент, но затем другое 'я' вступает во владение и я вновь теряю фокус внимания. Это постоянная борьба, поскольку даже сам акт переживания ощущения отвлекает меня.

Вопрос: Сегодня утром я увидел, что фактически препятствующее во мне установлению новых взаимоотношений — это ненависть к себе, вместе с большим самомнением. Когда вы перешли к тому месту, где мы работали, моей немедленной реакцией было, что я бесполезен, я неудачник. И после этого сразу включился мой старый режим защиты этого впечатления. Но я заметил, что оставаясь в своём теле, я чувствовал себя более включенным в работу. Эта борьба начала что-то трансформировать во мне, но я всё ещё ощущал этот дисбаланс, этот недостаток взаимосвязанности, и я страдал от этого.

Джерри Брюстер: Я обнаружил себя этим утром пытающимся преодолеть всё ментально. Просто отправляющим волны ментальной энергии для разрешения любой неловкой ситуации, с которой сталкивался. И я думаю, для меня это всегда являлось некой повторяющейся темой. Также, я обнаружил, что от пребывания в необычной позе на лестнице я как бы вошёл в своё тело.

Вопрос: Даже если я достигаю момента внимания, всё что я вижу при этом, кажется мне настолько тревожным, что я возвращаюсь обратно с удвоенной напряжённостью.

Джерри Брюстер:

Однажды монах пришёл к своему учителю и сказал:
"С большим сожалением, я решил, что должен покинуть орден.
Недавно я размышлял над своей жизнью и пришёл к выводу,
что раз я в сердце своём грешник, то нет никакой надежды
для меня, чтобы достичь просветления. И я чувствую,
что моё дальнейшее пребывание здесь бесполезно".
Учитель улыбнулся ему в ответ и ответил:
"Разве ты не знаешь, что святой — это тот же грешник,
но который просто продолжал пытаться".

Как узнать, в каком центре вы находитесь?
— ключ в этом.

(Источник: Из книги Jerry Brewster. «Gurdjieff Group Work — The Loft Tapes». / June 18, 1989 — Lunch Discussion)

(Обсуждать в ЖЖ)

 

Категории: Нью-эйдж, Основные разделы
Короткая ссылка на этот пост: https://vectork.org/?p=8919

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.