Психотерапевтический взгляд

Анна Демешина

Часто можно встретиться с мнением, что психолог или психоаналитик — видят человека насквозь. Так ли это? Что действительно видит психолог в процессе глубинной психотерапии (или психоанализа) и куда он «смотрит» при встрече с клиентом?

Слово «смотрит» я не даром взяла в кавычки. Ведь речь идет не об обычном зрении, которым мы смотрим на незнакомых людей. Обычное зрение, как правило, это взгляд на Персону человека. Персона - это образ, который мы предъявляем социуму, наш «фасад», так сказать. Персона имеет типовые признаки, например — бизнесмен, рабочий, творческая личность, мы довольно легко можем определить кто перед нами. Чуть глубже, чем поверхностные персонные характеристики лежат наши черты личности, характера, темперамента. Их мы видим и различаем при более близком или продолжительном общении с человеком.

Еще глубже, за чертами личности, лежит пласт так называемого «личного бессознательного» - наши страхи, тревоги, комплексы. Все то, что мы обычно прячем подальше от взгляда окружающих, да зачастую и от самих себя. Если пойти совсем вглубь, то можно обнаружить первичные травмы, оказавшие влияние на наше развитие в детстве и продолжающие влиять и во взрослом возрасте.

Эти пласты (личного бессознательного, травматического опыта), как правило не принято «разглядывать» всуе, это уже область психологического взгляда. Зачастую мы ощущаем себя неуютно, если в обычной жизни кто-то пытается заглянуть в эти дальние области нашей психики без спроса, тогда нам естественным образом хочется спрятаться от таких взглядов. Эта неуютность появляется тогда, когда на наше глубинное «Я» смотрят сквозь призму Персоны, с уровня, где важным является успех-неуспех в обществе. Тогда мы ощущаем себя не на равных, чувствуем свою обнаженность и уязвимость, ведь на персонном уровне принято скрывать все свои слабые места.
Как же аналитику удается смотреть, оставаясь на равных, не обостряя желание защититься или спрятаться у анализанда? Терапевтичным является взгляд, который находится на том же уровне, что и объект «рассмотрения» и настолько же открыт ему. Только ощущая собственную уязвимость, психотерапевт может пройти сквозь многочисленные защиты нарушенной психики. Такая открытость приводит к тому, что он буквально «заражается» содержанием психики своего клиента, между ними происходит интенсивный обмен. В результате возникает контрперенос — части психического опыта клиента проникают в него, становятся доступными для анализа. Юнг сравнивал этот процесс со смешением двух веществ в алхимической реторте — прообразе аналитического контейнера.

В каком-то смысле можно сказать, что психотерапевтический взгляд — направлен внутрь себя. «Терапевт должен все время наблюдать себя», — писал Юнг,— «как он реагирует на своего пациента». «Что значит для меня данный пациент? ...врач эффективен только тогда, когда он чувствует себя лично затронутым».

На размышления о психотерапевтическом взгляде меня подтолкнул сон о моей клиентке. Мне приснилось, что мы стоим рядом и на мне надеты темные очки. Клиентка во сне переживает, что я смотрю на нее сквозь очки, исподтишка, ей неуютно от этого наблюдающего взгляда. Я ей показываю, что под очками мои глаза плотно закрыты, что ей нечего опасаться. При этом, что удивительно, я очень отчетливо вижу её.

Для того, чтобы видеть психические страдания нужны другие глаза и только такое видение, безоценочное, свободное от социальных критериев успеха или неудачи способно исцелять глубокие травмы души.

(Обсудить в ЖЖ)

Теги: , Категории: Нью-эйдж, Основные разделы
Короткая ссылка на этот пост: https://vectork.org/?p=13643

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.