Работа личности — Работа сущности

(Дж. Г. Беннетт, перевод Андрея Коклина)

Дж.Г.Беннет: Слова здесь будут очень просты: сущностная работа, личностная работа. Активная сила находится в личности, отрицающая сила в теле. Мы начинаем обычно именно с этого: я против моего тела. "Я заставлю своё тело сделать это" — данная идея является уже неким началом разделения и определённым видом работы, хотя само понятие "Я" здесь пока ещё не означает ничего кроме личности. И в этом месте можно надолго застрять, принимая подобные вещи за реальную работу, хотя фактически, работа эта лишь укрепляет наше своеволие. И не только в отношении тела. Хорошо помню одного человека, поставившего себе целью не оправдываться. Он слышал, что подобный отказ от самооправданий — это очень хорошая вещь, поэтому поставил себе задачей, что бы он ни делал, никогда не оправдываться и ничего не объяснять. И да, он действительно преуспел в этом. Но увы, всё это так и осталось лишь в его личности.

Поэтому больше меня заботит в отношении всех тех здесь, кто способен прилагать усилия и бороться с собой, именно этот переход от личности к сущности. Вы видите уже, что это самая трудная вещь. Вы можете бороться с собственным телом. Личность здесь является утверждающей, а тело - отрицающим началом. Потом у вас появляется нечто видящее, что таким образом укрепляется неверная часть в вас. Вы перестаёте делать приводящие к этому усилия. И с этого момента уже сущность становится утверждающей, а личность - отрицающей. Хотя в таких ситуациях всегда трудно быть до конца уверенным, что это не тело вдруг становится утверждающим, с красивыми оправданиями!

Стоит очень внимательно прислушиваться к людям, когда они говорят о подобных вещах, имея в виду, что мы все обычно слушаем от наших личностей. Нам нужно поставить себя в позицию, когда значение имеет лишь сделанное, а не сказанное.

"Мезотерическая" стадия Работы состоит в переносе утверждения от личности к сущности. Вы сможете сказать себе, что это уже начинает происходить, когда появляется осознание чего-то в себе, реально видящего — не только отделеного от того, что вы делаете, но уже облечённого неким авторитетом. Это очень отличается от того обычного и беспомощного видения, которое может появляться, когда вы видите, что делаете нечто глупое.

Если говорить о буддизме, то в нём подобное видение описывается многими способами. Например, в нём есть три различных "глаза": 'dhamma chakku' или "глаз истины" — во многом подобный гурджиевскому магнетическому центру. Далее есть "божественный глаз", 'dibbha chakku. И другой, за пределами этого, который возможно как раз соответствует "высшему интеллектуальному центру".

То, что мы ищем на мезотерической стадии работы — есть некий вид самовосприятия, обладающий авторитетом, вместе со способностью сказать личности, чтобы она остановилась. Но это очень трудная вещь. Я видел, как многие люди год за годом выполняют свою личностную работу, говоря: "Я и мое тело", "Я и мои негативные эмоции", "Я и мое внимание" — и неизменно это их "я" являет собой лишь личность. Даже если человек видит это всё, даже если он уже совершенно опустошен, осознавая, что всё это лишь подделка, а прилагающее усилия "я" просто подпитывает себя такой работой, это ничего не изменит.

П.Д. Успенский в книге "Четвёртый Путь" показывает серию диаграмм, как раз хорошо иллюстрирующих подобные взаимоотношения между сущностью, личностью, "многими я" и так далее, вместе с возможностью для изменения характера инициативы именно тем образом, о котором я говорил. Когда я впервые услышал об этом много лет назад, это были лишь слова. Теперь я реально вижу, что за ними стоит. В случае спящего человека, нечто привлекает его внимание или интерес, на чём и основывается возникающее утверждение. Его личность играет здесь пассивную роль, а сущность ещё не входит в неё. Далее это взаимоотношение может измениться, и тогда личность станет активной. По сути, это первый этап в работе. Затем, по мере того как сущность начинает пробуждаться, личность уже становится отрицающим принципом. И это очень важный этап. Хотя прямого способа достичь этого нет, поскольку личность всегда перехватывает здесь инициативу. Прийти это может только непрямым образом, за счёт всех тех вещей, которые постепенно привносят в сущность некоторое сознание, независимость и силу.

Студент: Иногда я что-то начинаю видеть, а потом чувствую, как сам всё порчу.

Дж.Г.Беннет: Мы видим нечто, а затем что-то начинает происходить в нас, некий вид рассуждения. Опять же, сущность не рассуждает. А как мы можем оставаться в сущности? Возможно ли это сделать через желание? Вполне вероятно, это правильный способ, но для того, чтобы говорить о нём, нужно поставить себя в конкретную ситуацию. Необходимо уделить этому некое время.

Студент: Я видел себя отдельным, просто смотрел, что происходит. И также увидел, что могу отступить, позволяя моей личности продолжать. Она делала это достаточно разумно, думала о правильных вещах и так далее. Но все это было внешним — так мне казалось — я же сам оставался не делающим и не желающим вообще ничего.

Дж.Г.Беннет: Если вы будете способны развить эту способность оставаться неподвижным в неком месте внутри себя, чтобы сохранять часть своего внимания в сознании, что вы не думаете, не чувствуете, не желаете и даже ничем не являетесь — тогда, неким образом, то что требуется само раскроется для вас.

Студент: Если я вдруг пробуждаюсь посреди некой активности, поможет ли зикр перенести опыт или удержать его?

Дж.Г.Беннет: Это помогает, но только если вы не будете думать о возможном результате. Если с вами что-то случается, и вы начинаете осознавать себя объективно (видеть себя со стороны), и в это момент к вам пришла мысль о совершении зикра — тогда конечно делайте зикр.

Это именно та вещь, о которой я только что говорил — если вы сможете удерживать себя в правильном состоянии разделения, тогда то, что требуется сделать или осмыслить, представится вам само. Чаще всего действие предшествует мысли и вы вдруг обнаруживаете, что делаете именно то, что требуется.

Возможно ли нам привнести работу из личности в сущность? Это называется fana-i akham (аннигиляция привязанности к обусловленному состоянию, к личности, человеческой машине) — когда вы перестаёте верить в личность, видите, что это всего лишь маска, не вы сами. Все приобретенное в течение жизни остается для вас чуждым. Вы просто приспособились жить с этим, как с обеспечивающей необходимый покров одеждой. Личность являет собой именно такое необходимое одеяние, средство представления себя другим людям и взаимодействия с миром. Но она — это не вы. Не отождествляйтесь с ней. Нужно учиться ясно видеть всю искусственность этой думающей, чувствующей и говорящей персоны.

Но осознать подобное очень непросто. Сколько б мы ни говорили об этом сейчас, я бы счёл чудом, если здесь найдётся хоть трое реально способных это увидеть. Впрочем, бывает так, что человек вроде и способен видеть это, но не может осознать увиденное. Это иногда может быть и определённой гарантией — ведь если вы начнёте осознавать, что видите это, то будете неизбежно к нему возвращаться; тогда вы воспринимаете себя свободными, когда снова оказываетесь посреди этого. Нужно настроить себя, чтобы оставаться в подобном состоянии видения.

Предположим, ваша личность оскорблена, расстроена или чем-то взволнована. Как мы можем понять, что это горе и оскорбление — не есть мы сами, а лишь реакция личности? Личность может проверять саму себя, может вести себя очень осторожно, скрывать обиду и не показывать её внешне — но всё это может быть лишь своего рода игрой. У личности возникает соблазн думать: "Я контролирую свое состояние, я не проявляю гнева или обиды", и она действительно верит в этот момент, что достигла разделения. Но затем наступает момент озарения, когда вы видите, что всё это лишь игра, а вы сами ничего от неё не хотите. Действительно важное открывается тому, что видит в нас. И пока это нечто в нас может оставаться отделенным, оно способно получать этот свет. И также, это присутствие не лишено силы — фактически, оно меняет все. Оно может даже иметь власть — и оно должно иметь власть.

Впрочем, мы должны постоянно помнить, что наша личность может симулировать всё это. У нас может быть чувство самоконтроля, правильного поведения, правильного отношения и даже — что особенно важно — прилагаемых усилий и делаемой работы. Но всё это происходит в личности, а мы даже не замечаем этого. Хотя возможно, впоследствии мы и замечаем, что довольны собой, почему-то думаем, что достигли чего-то и сравниваем себя с другими. Тогда-то всё притворство в нас обнажается. Всё это было лишь для подпитки нашего собственного эгоизма.

Затем мы расстраиваемся и думаем: "А есть ли вообще какая-то реальная работа? Если даже мои усилия, мои попытки самонаблюдения, моя искренность с самим собой — всё это оказывается просто некой игрой в моей личности, что тогда вообще есть?" Пока мы таковы, свободы по-прежнему нет, потому что это просто другая часть личности в бедственном положении. Но затем происходит подлинный джартклом и человек видит это всё; больше нет ни бедствий, ни беспокойств, поскольку приходит осознание, что значение имеет совсем не это.

Студент: Если вы можете оставаться в точке видения, тогда происходит нечто необычное. Что требуется, это удерживать видимое перед собой. И тогда жизнь так проста. Когда такое случилось со мной, это было совершенно экстраординарное чувство.

Дж.Г.Беннет: Да, это знак, по которому человек узнаёт — это так.

Студент: Но большую часть времени проблема личности ужасно сильна в этом вопросе.

Дж.Г.Беннет: Я вспоминаю историю об Убайдулле Ахраре, одном из моих любимых исторических персонажей. Будучи ещё молодым человеком, он уже обладал исключительными способностями в области ханбледзоина. Как-то раз он и еще один дервиш были на рынке Бухары. Стоит сказать, что в Центральной Азии самым любимым спортом была и остается борьба. И она всегда сочеталась с азартными играми, настоящим пороком у них. Было там два борца, один большой, крепкий, огромный мужчина и другой - гораздо более слабый. Большой человек на их глазах избивал другого. И тогда Убайдулла Ахрар сказал своему спутнику: "Давай поможем здесь", и они сконцентрировали вместе свою ханбледзоин. Более слабый борец почувствовал огромный прилив энергии, пошёл и взял этого большого человека, потом собрал силы и бросил его через голову, совершенно ошеломив соперника и так далее. Толпа ликовала! Тут Убайдулла Ахрар заметил, что его друг все еще продолжает концентрировать свою энергию, и сказал: "Довольно".

Эта история пришла мне в голову сейчас как картина — хотя возможно, она и действительно была задумана как притча о природе личности и сущности. Личность — известный и великий борец, который всегда побеждает. Но иногда и слабый, то есть сущность, получает неизвестно откуда прилив энергии, и тогда происходит нечто невозможное. Личность останавливается на месте, как мёртвая, и не может уже ничего сделать. Вы обнаруживаете себя делающим прямо противоположное тому, что хотели или намеревались сделать, что вся ваша личность всегда считала неопровержимым. Вы удивляетесь, как это произошло? Но если вы честны с самим собой, то понимаете, что вовсе не вы сделали это — нечто другое пришло неизвестно откуда, перевернув всё с ног на голову. Большое дело — научиться самому призывать к этому, когда есть такая необходимость. Но прежде чем это станет возможным, нужно обрести способность видеть свою личность как нечто чуждое, а также ощущать в себе нечто, делающее почти невозможным повторное погружение в подобное состояние. Момент невнимательности или момент самолюбия — и человек вновь возвращается к состоянию личности, в котором проявляется всё это обезьянничание. Причём, и слова вроде всегда правильные, но всё в целом теперь воспринимается жульничеством.

Как-то Шивапури Баба рассказал мне историю о себе. Он находился тогда на холмах Шивапури, и ему пришла в голову мысль, что вот он, наконец, достиг освобождения и познал Бога; способен видеть реальность вещей и как прекрасно всё это было... В этот самый момент он был поражен громом и ударом молнии, волосы его побелели, и он вошел в состояние джартклом. Он ясно увидел, что не сделал вообще ничего из всего приписываемого себе. В то время, когда он мне рассказывал это, ему было уже сто двенадцать лет, но волосы его всё еще оставались черными, и у него были пылающие глаза — у меня осталась его фотография того времени, с этим взглядом и чёрными волосами. Он прожил еще около тридцати лет, но больше уже никогда не думал: "Как я крут". Далеко не каждый может заслужить и достойно вынести такого рода джартклом — когда сам Юпитер посылает подобный удар молнии!

(Источник - The Way To Be Free: Part III. Personality Work — Essence Work.. Talks and Conversations with Students by John G. Bennett)

(Обсуждать в ЖЖ)

 

Теги: , Категории: Библиотека, Нью-эйдж, Основные разделы, Тексты
Короткая ссылка на этот пост: https://vectork.org/?p=12163

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.